Андрей Арешев: Украинский кризис и перспективы российско-армянского взаимодействия на Кавказе

13 Апреля 2022
102
Андрей Арешев: Украинский кризис и перспективы российско-армянского взаимодействия на Кавказе
Доклад на круглом столе РСМД и Общественной организации ДИАЛОГ «Россия и Армения: 30 лет союзнического взаимодействия» Москва, 8 апреля 2022 г.

Зыбучие пески многовекторности


Признание Российской Федерацией 21 февраля независимости Донецкой и Луганской Народных Республик и начало через три дня специальной военной операции на Украине запустило в активной фазе процесс формирования на постсоветском пространстве новых геополитических реалий. Разумеется, этот процесс этот далёк от завершения – многое будет зависеть от исхода активной фазы военных действий (в которые непосредственно вовлечён Запад, где явно собираются воевать до последнего украинца) и достигнутых по их итогам политических договорённостей, контуры и сама возможность достижения которых являются предметом оживлённого общественного обсуждения.

В Армении и в России обращают особое внимание на роль Турции, пытающейся создать для России дополнительную «точку напряжения» на Кавказе (1). Недавние попытки Азербайджана зайти на охраняемые российскими миротворцами территории в Нагорном Карабахе спровоцировали в конце марта достаточно резкую полемику с Министерством обороны России. После подписания в июне 2021 года Шушинской декларации, Анкара и Баку договорились проводить совместные полицейские операции и совместно бороться с тем, что они могут счесть «подрывной деятельностью». Протокол о сотрудничестве в сфере безопасности, представлен на утверждение турецкого парламента 25 марта 2022 года, открывает путь для Турции к развертыванию в Азербайджане полицейских подразделений, в том числе под предлогом поддержку президента Азербайджана Ильхама Алиева в том случае, если он столкнется с гражданскими беспорядками или антиправительственными протестами (2).

По итогам встречи Пашиняна и Алиева в Брюсселе достигнута договоренность (на базе соглашений, закреплённых в Сочи 26 ноября 2021 года), что до конца апреля будет создана двусторонняя комиссия по вопросам делимитации армяно-азербайджанской границы, призванная координировать вопросы обеспечения безопасности и стабильности по всему периметру границы. Главы государств поручили министрам иностранных дел начать подготовку к мирным переговорам. Как рассказал ранее заведующий отделом по вопросам внешней политики администрации президента Азербайджана Хикмет Гаджиев, для нормализации отношений Армения и Азербайджан должны «признать территориальную целостность, суверенитет и нерушимость границ между ними», а также «воздерживаться от применения силы и угрозы силой против территориальной целостности».

Вполне логично, что Баку стремится подтолкнуть Ереван к большим уступкам, де-факто дезавуируя соглашение о прекращении огня 2020 года и намекая на необходимость скорейшего вывода российских миротворцев. Армянской стороне не остаётся ничего лучшего как маневрировать, формально обращаясь за помощью к Москве, однако в реальности дистанцируясь от «карабахского вопроса» и подтверждая готовность подписать мирный договор с Азербайджаном. Иные краткосрочные политические приоритеты Армении, можно охарактеризовать следующим образом:
- избегать каких-либо шагов в сторону «народных республик» Донбасса;
- избегать открытой политической поддержки какой-либо из сторон на фоне активизации координируемых из Киева и из западных посольств проукраинских групп;
- уклоняться от прямого участия в антироссийских санкциях или иных недружественных действиях, таких, как ангажированные резолюции в Совете ООН по правам человека и на Генассамблее ООН (Армения воздержалась);
- обеспечить непрерывные поставки зерна и ряда других товарных позиций из России;
- минимизировать социально-экономических последствия сокращения денежных переводов, неизбежных по причине экономического спада в России.
Реактивное маневрирование, ситуативное или тактическое реагирование вполне естественно в нынешних обстоятельствах и, наверное, неизбежно, пока не появилось даже контуров новой конфигурации во взаимоотношениях мировых центров силы. Однако в дальнейшем одной лишь тактики при отсутствии стратегии может оказаться недостаточным. Формирующиеся полюса силы, неизбежно конкурирующие в новой системе международных отношений, будут привлекать к себе малые страны, способствуя регионализации (антитеза глобализации). Вместе с тем, важную роль в формировании нового мирового порядка будет играть география, этот «самый фундаментальный фактор во внешней политике государств, потому что он наиболее постоянен. Министры приходят и уходят, умирают даже диктаторы, но цепи гор остаются неколебимыми».

Пока в полной мере отсутствует ясность, насколько далеко может зайти процесс нормализации армяно-турецких отношений. С некоторых пор в экспертных кругах обсуждается «треугольник» Анкара – Ереван – Баку, в котором Армения неизбежно окажется заложником априори неизмеримо более сильного «тюркского» тандема. В этой связи, формат регионального взаимодействия, известный как «три плюс три», вполне может быть наполнен реальным практическим содержанием. И темы для взаимного заинтересованного обсуждения имеются (помимо трансграничных коммуникаций и вопросов безопасности, это могут быть, к примеру, негативные экологические последствия для всего Кавказа гидротехнической деятельности Турции в верховьях Куры и Аракса).

Монопольное российское, как и любое другое, присутствие в том или ином регионе мира – скорее утопия. В интересах России – привлечение к региональному партнерству других государств, реально заинтересованных в региональной стабильности. При этом ключевым приоритетом внешней политики России будет оставаться купирование угроз безопасности, исходящих с территории сопредельных государств – именно этим диктовалось вынужденное признание ДНР и ЛНР и начало специальной военной операции на Украине (3).

В контексте перспектив российско-армянских отношений, это может означать:
1. Ограниченную техническую помощь в охране границы и модернизации Вооружённых Сил Армении;
2. Содержательное обсуждение вопросов функционирования на территории республики биолабораторий Пентагона, интегрированных в единую сеть (в публикациях российских СМИ фигурировали имена и фамилии посещавших Армению американских военных микробиологов);
3. Содействие разблокированию транспортных коммуникаций и их нормальному функционированию, включая предполагаемый проект «Север – Юг» (4).
Как представляется, эти направления следует рассматривать во взаимосвязи, и отсутствие прогресса по одному из них неизменно скажется на реализации остальных. Новые реалии стремительно трансформирующейся мировой системы международных отношений уже в среднесрочной перспективе могут существенно сократить сокращают для государств Южного Кавказа возможности к внешнеполитическому маневрированию.

Ссылки

(1) Подробнее см.: Нагорный Карабах: дополнительный «фронт» против России на Кавказе

(2) Турецкая полиция, известная как Главное управление безопасности (Emniyet) – главный правоохранительный орган Турции с численностью персонала почти в 330 000 человек. Это самый важный инструмент правительства в рамках предотвращения вспышек социального протеста. Входящее в него специализированное подразделение «Чевик Куввет» (около 30 000 человек) предназначено для борьбы с беспорядками.

(3) Не приходится сомневаться в том, что не нанеси Москва в последний момент упреждающий удар, уже через короткое время, после молниеносной и кровавой зачистки Донбасса военные действия развернулись бы уже непосредственно на российской территории, проложив прямую дорогу к политическому кризису и гражданской смуте в преддверие президентских выборов 2024 года.

(4) Подробнее см. Транспортные проекты Южного Кавказа: «Армянский перекрёсток» против «Зангезурского коридора»

Источник: Dialogorg.ru


Поделиться

Интересное

Возврат к списку