Сергей Арутюнов: «Необходимо принуждение к миру. Понимаемое буквально – принуждение к миру »

23 Октябрь
216
Сергей Арутюнов: «Необходимо принуждение к миру. Понимаемое буквально – принуждение к миру »
Советский и российский этнолог, этнограф, археолог, социальный антрополог, историк; доктор исторических наук, член-корреспондент АН СССР и Российской академии наук. Заведующий отделом народов Кавказа в Институте этнологии и антропологии РАН, профессор МГУ Сергей Арутюнов ответил на вопросы Dialogorg.ru.

– Сергей Александрович, сегодня в США должны пройти переговоры Госсекретаря Майка Помпео с руководителями дипломатических ведомств Армении и Азербайджана. Означает ли это, что дипломатические усилия России на миротворческой ниве не достигли намеченных целей?

– Это показывает относительную слабость, или недостаток политической воли у нынешнего руководства России. Она недостаточно ярко выражена.
У советского руководства такое бывало. Лет 50 назад могла быть ориентация политической воли, несоответствующая реалиям и тенденциям мирового развития, но не было такой нерешительности, стремления перестраховаться, стремления сохранить хорошие отношения и с нашими, и с вашими.
У современного руководства России, при определенном и более соответствующем действительности понимании мировой обстановки, более реалистическом понимании тенденций мирового развития, чем у советского руководства – отсутствует решимость, уверенность в принимаемых решениях. В этом я вижу недостаток и слабость современной российской внешней политики. И в этом плане я бы приветствовал большее участие Соединенных Штатов и других западных стран, которые тоже проявляют нерешительность, слабость и соглашательство. Это качества недостаточно уверенных в своих политических позициях, в своей политической правоте, неважно существует она, или нет.
Напористости категорически не достает российской внешней политике. Она непоследовательна, она нерешительна.
Трамп – изоляционист. Несмотря на общий изоляционистский тренд в республиканской внешней политике, Америка иногда проявляет большую решимость, и большую инициативность.
Отсутствие желания и умения твердо настаивать на своей линии, не боясь неизбежных осложнений характерно для большинства что-то значащих стран современного мира. Политики, сказав приглушенным голосом: «А», всякий раз замолкают и не произносят: «Б», которое должно последовать.
В данном случае можно говорить о дипломатической победе США на ниве миротворчества. В значительной степени это связано с грядущими выборами в Штатах. Политики отбрасывают всякие экивоки в сторону, и начинают выражать свою позицию более отчетливо.

– Чего ждать от переговоров Госсекретаря Майка Помпео с главами дипведомств Армении и Азербайджана?

– Оставить статус-кво и соблюдение перемирия. Армения и Азербайджан, которым решительности не занимать, убеждены в своей стопроцентной правоте и несгибаемы в своих требованиях, поэтому слишком многого ждать не приходится. Если те, у кого есть кулак, не побоятся стукнуть разочек им по столу, а хорошо бы еще и ботинком по столу, как это сделал Хрущев в ООН – то может быть это отрезвит распоясавшихся оппонентов. Если США твердо выступят хотя бы за соблюдение мирных принципов диалога и минимально достигнутых компромиссов, реальной, честной остановки боевых действий, то может быть это принесет какие-то позитивные результаты.
Но боюсь, что все это будут эфемерные результаты, и при первой же возможности, обе стороны возобновят спорадические военные действия.
Здесь необходимо принуждение к миру. Понимаемое буквально – принуждение к миру. Заставить азербайджанцев остановиться на тех позициях, которые есть. Нереалистично требовать от Азербайджана, чтобы тот отступил, но хотя бы, чтобы прекратил наступлении. А Азербайджан, при объявленном перемирии, продолжает ползучее наступление.
Армяне не наступают, хотя они могут предпринять какие-то отчаянные усилия. Не зря Пашинян призвал всех к оружию. Он должен был бы параллельно призвать все заинтересованные страны, в том числе Минскую группу к действиям по реальному прекращению огня.

– Можно ли говорить о том, что Армения осталась одна?

– Армения давно осталась одна. Армения геополитически одна, потому что она окружена со всех сторон недружественными режимами. Только Иран более-менее дружески относится к Армении. Но это по старому восточному принципу: враг моего врага – мой друг. Армения – враг Турции, или Турция – враг Армении. Одновременно с этим Турция – самый опасный враг Ирана в его целях. Ирано-турецкое противостояние – это факт современной политики, и, если Армения противостоит Турции, значит, Армения и Иран должны поддерживать друг друга.
Грузия, которая должна была бы поддерживать Армению исторически, не выказывает особо дружеских чувств и сочувствия к армянской стороне. Не могу сказать, что они поддерживают, или сочувствуют Азербайджану, но действия последнего определенно не вызывают осуждения грузин. Получается, что Армения окружена со всех сторон или прямо враждебными, или недостаточно дружественными государствами.

Источник: Dialogorg.ru
Поделиться

Интересное

Возврат к списку