Александр Крылов: армяно-турецкий диалог и перспективы стабилизации ситуации на Южном Кавказе

9 Апреля 2022
144
Александр Крылов: армяно-турецкий диалог и перспективы стабилизации ситуации на Южном Кавказе
Доклад на круглом столе РСМД и Общественной организации ДИАЛОГ «Россия и Армения: 30 лет союзнического взаимодействия» Москва, 8 апреля 2022 г.

После распада Советского Союза Турция признала независимость Армении, но дипломатические отношения так и не были установлены. В 1993 г. Анкара закрыла армяно-турецкую границу и выдвинула в качестве условия нормализации двусторонних отношений отказ Армении от политики международного признания геноцида армян и урегулирование карабахского конфликта путем восстановления территориальной целостности Азербайджана.

Анкара категорически отказывается признавать сам факт организованного по приказу властей Османской империи массового уничтожения армян во время Первой мировой войны на всей подконтрольной им территории, включая далекие от зоны военных действий тыловые районы. Причиной упорного отрицания очевидных исторических фактов является уверенность в том, что отказ от политики отрицания геноцида армян приведет к отторжению обширных территорий в качестве компенсации за геноцид и последующему распаду турецкой государственности.

На рубеже ХХ и ХХI веков в политических и экспертных кругах обсуждался вариант нормализации двусторонних отношений путем «мягкого» признания геноцида армян со стороны Турции. Он предусматривал признание Анкарой геноцида армян в Османской империи (с оговоркой, что современная Турция – это вовсе не Османская империя) при одновременном получении гарантий со стороны Армении, что она не будет выдвигать требований, которые для Турции являются неприемлемыми.

Идея «мягкого» признания геноцида не получила практического воплощения, ей на смену пришла «футбольная дипломатия». Термин «футбольная дипломатия» вошел в дипломатический лексикон в сентябре 2008 г. после того, как президент Турции А. Гюль посетил Ереван по приглашению президента Армении С. Саргсяна для просмотра матча национальных сборных двух стран в рамках отборочного тура чемпионата мира. Результатом «футбольной дипломатии» стало подписание 10 октября 2009 г. в швейцарском Цюрихе протоколов об установлении дипломатических отношений между Арменией и Турцией, открытии границ и развитии двусторонних связей. При этом вне переговорного процесса были оставлены главные проблемы в двусторонних отношениях: проблема признания Турцией геноцида армян и карабахская проблема. Подобный подход не принес успеха: «Цюрихские протоколы» так и не были ратифицированы в парламентах Армении и Турции.

Перспективы нормализации армяно-турецких отношений во многом определяются общественными настроениями в Армении и Турции, от готовности граждан двух стран принять предложенную дипломатами модель мирного урегулирования. Мероприятия, которые были проведены в Армении по случаю 100-летней годовщины подписания Севрского договора продемонстрировали высокую степень единства различных политических сил и общества в целом в оценке принципиально важной роли этого договора для армяно-турецких отношений.

В августе 2020 г. премьер-министр Н. Пашинян высказывал уверенность в том, что предоставляя право на создание национальных государств на исторических территориях, Севрский договор устанавливал не только мир, но и справедливость в Передней Азии, что он является тем международным документом, которым была признана и закреплена независимость Армении в качестве полноправного члена международных отношений и равноправного субъекта международного права.
Он подчеркивал, что «Севрский договор своей 89-й статьей констатировал и закреплял неоспоримую историческую связь армянского народа с Армянским нагорьем, где на протяжении тысячелетий рождался, жил и создавал государственность и культуру армянский народ». «Армянский вопрос» получал справедливое решение посредством создания независимого государства в исторической колыбели армянского народа.
Аналогичную оценку давал четвертый президент Армении А. Саркисян. По его мнению, «Севрский договор никогда не был аннулирован и продолжает оставаться законным, межгосударственным, de facto действующим документом». Он указывал, что «договор мог бы способствовать решению армянского вопроса и объединению армянского народа на своих исторических территориях, мог бы частично исцелить ущерб, нанесенный армянскому народу в 1915 году во время геноцида армян, тем самым создав условия для нормализации отношений между Арменией и Турцией, а также установления долгосрочного мира между народами нашего региона».
В данном случае позиция властей полностью совпадала с позицией большинства нынешних оппозиционных сил. В августе 2020 г. в совместном заявлении десяти оппозиционных партий по поводу Севрского договора констатировалось, что «между республиками Армения и Турция нет другого многостороннего договора, получившего международное признание, который правомерно решает пограничный вопрос двух государств».

Первый президент постсоветской Армении Л. Тер-Петросян является наиболее известным представителем немногочисленной группы армянских политиков и общественных деятелей, которые не разделяют подобных оценок событий 100-летней давности. В середине 1990-х гг. он подчеркивал: «уже однажды, «залив Стамбул морем крови»[1], потеряли Западную Армению, в другой раз, требуя территории, определенные Севрским договором, утратили и половину Восточной Армении». Л. Тер-Петросян указывал на опасность популизма для армянской государственности: «можно с помощью дешевых приемов прикидываться героем, представать исполнителем всех сокровенных национальных чаяний, любой ценой нравиться народу,…. день и ночь ругать турок, поднять перед ООН вопрос о признании геноцида армян, провозгласить недействительным Карский договор, потребовать от Турции территории, определенные Севрским договором, предъявить Азербайджану ультиматум - признать независимость Нагорного Карабаха, заявлять, что не уступим ни пяди земли и т. д.». Подобным путем «можно без труда снискать славу отважного человека и патриота, стать кумиром нации, символом единения Армении и диаспоры», но в итоге поставить под угрозу потери не только Карабах и само существование Армении.

Доводы первого президента не были восприняты армянским обществом и в 1998 г. он был вынужден уйти в отставку. Через месяц после проведенных в Ереване торжественных мероприятий по случаю 100-летней годовщины Севрского договора началась 44-дневная война в Нагорном Карабахе. Турция и Азербайджан сделали выбор в пользу военно-силового решения проблем в отношениях с Арменией. После ее окончания стала очевидной необходимость корректировки внешнеполитического курса Армении с учетом реальных возможностей, которыми располагает армянское государство.

После войны премьер-министр Н. Пашинян официально заявил, что Армения готова вступить в эру мира в регионе Южного Кавказа и начал осуществлять практические меры по нормализации отношений с Азербайджаном и Турцией. Армения сняла запрет на турецкие товары, было возобновлено авиасообщение между двумя странами, были назначены специальные представители для ведения переговоров с целью дальнейшей нормализации отношений. При этом турецкое руководство постоянно подчеркивает, что улучшение двусторонних отношений возможно лишь в том случае, если Армении откажется от курса на международное признание геноцида армян и признает территориальную целостность Азербайджана в границах бывшей АзССР.

10 марта 2022 г. Азербайджан опубликовал собственный вариант мирного договора с Арменией из пяти пунктов:

1. Взаимное признание суверенитета, территориальной целостности, нерушимости международных границ и политической независимости друг друга.
2. Взаимное подтверждение отсутствия территориальных претензий государств друг к другу и юридическое обязательство не предъявлять такие претензии в будущем.
3. Обязательство воздерживаться от угрозы безопасности в отношении друг друга в межгосударственных отношениях, от применения силы и угрозы силой против политической независимости и территориальной целостности, а также от иных обстоятельств, несовместимых с целями Устава ООН.
4. Делимитация и демаркация государственной границы, установление дипломатических отношений.
5. Открытие транспортных коммуникаций, установление иных коммуникаций и сотрудничество в других областях, представляющих взаимный интерес.
31 марта 2022 г. Н. Пашинян заявил, что в представленных Азербайджаном предложениях «нет ничего для нас неприемлемого», то есть согласился рассматривать этот вариант как основу для дальнейших переговоров. При этом армянская сторона высказалась за дополнение пяти азербайджанских пунктов еще двумя, так как «существует проблема Нагорного Карабаха и вопрос о правах армян Нагорного Карабаха должен быть зафиксирован в контексте армяно-азербайджанского всеобъемлющего урегулирования»[2].
Если Ереван соглашается с первым и вторым пунктами предложений Баку, то права и безопасность армянского населения Нагорного Карабаха предполагается обеспечить внутри границ Азербайджана на основе международного права в области защиты прав и основных свобод отдельных лиц или групп людей.
Оппозиционные силы сохранили прежнюю позицию по вопросу границ и карабахской проблеме: они расценили курс Н. Пашиняна на примирение с Турцией как «национальное предательство», сочли совершенно неприемлемым определение границ с Азербайджаном на основе административного деления СССР.

* * *

Размещение российского миротворческого контингента в Нагорном Карабахе призвано гарантировать безопасность и открыть перспективу не только стабилизации, но и более успешного экономического развития Южного Кавказа путем разблокирования границ, строительства новых транспортных коридоров, комплексного использования гидро- и биоресурсов трансграничной реки Аракс, увеличения площади орошаемых земель и т.п.

Экономическое сотрудничество может стать основой для повышения уровня доверия и поиска взаимоприемлемых подходов к решению наиболее болезненных проблем в отношениях Армении с Азербайджаном и Турцией. Однако на ситуацию продолжает оказывать влияние множество глобальных и региональных факторов, которые имеют противоречивый характер и делают будущие перспективы развития ЮК непредсказуемыми.

Очевидно, что чем более напряженной будет международная ситуация и отношения России с США и коллективным Западом, тем сложнее будет стабилизировать ситуацию на Южном Кавказе и тем выше будет вероятность начала новых войн и конфликтов. Однако перспективы нормализации армяно-турецких отношений и стабилизации ситуации на Южном Кавказе зависят не только от внешнего фактора. Они зависят и от того курса, который будут проводить страны региона.
Прежде всего, они зависят от того, удовлетворятся ли Анкара и Баку теми уступками, на которые готова пойти Армения, либо они продолжат свою конфронтационную политику с целью ее дальнейшего ослабления. С другой стороны, очевидна сложность положения нынешнего руководства Армении, которому необходимо выработать и осуществить на практике такой курс внешней политики, который позволит нормализовать отношения с Азербайджаном и Турцией, но при этом не вызовет острой реакции отторжения в армянском обществе.

[1] В данном случае иронично обыгрывается строка из боевой песни дашнаков начала XX века.

[2] В предложениях Азербайджана из 5 пунктов, нет ничего неприемлемого - Пашинян. 31.03.2022 // https://verelq.am/ru/node/106717

Источник: Dialogorg.ru
Поделиться

Интересное

Возврат к списку