Раяд Маждалани: Пойдет ли Раиси по пути Зарифа для возобновления иранской ядерной сделки?

23 Июль
154
Раяд Маждалани: Пойдет ли Раиси по пути Зарифа для возобновления иранской ядерной сделки?
Отчет уходящего министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа парламенту от 12 июля предлагает четкий путь для завершения переговоров по восстановлению ядерной сделки 2015 года, известной как «Совместный всеобъемлющий план действий» (СВПД). Все, что нужно сделать новой администрации избранного президента Ибрахима Раиси, - это последовать совету Зарифа и скорректировать максималистские позиции.

Конечно, это не так-то просто; Максималистские требования о том, чтобы все санкции, введенные бывшим президентом США Дональдом Трампом, были отменены, и что это должно быть проверено до того, как Иран возобновит соблюдение, исходили от верховного лидера аятоллы Али Хаменеи. Если бы он был готов к компромиссу, переговоры могли бы завершиться в любое время этой весной.

В своем 264-страничном отчете Зариф указал на многочисленные преимущества, которые может получить Иран. Его взгляд корыстный и, возможно, отчасти преувеличен до неточности, но суть кажется верной. Если Иран вернется к контурам СВПД, то же самое сделают и Соединенные Штаты, сняв все санкции, противоречащие положениям соглашения. Администрация Байдена уже заявляла об этом принципе, но публично не перечисляла шаги, которые она готова предпринять. В отчете Зарифа все это подробно описано, включая, например, черный список Хаменеи, его офиса и Раиси, а также длинный список промышленных секторов, оковы которых будут сняты.

В список мер, которые предполагается отменить, также входит определение Трампом в 2019 году Корпуса стражей исламской революции (КСИР) как «иностранной террористической организации» (ИТО). Удаление ярлыка ИТО - это красная линия для Ирана, который говорит, что ни одно другое государственное учреждение в мире не было помечено подобным образом. Процесс ИТО был разработан для негосударственных субъектов. Однако с практической точки зрения удаление этого ярлыка имело бы незначительные материальные последствия. Поскольку против КСИР останется ряд других санкционных мер, ни одна иностранная фирма или банк не захочет вести дела с какой-либо иранской организацией, связанной с КСИР.

Тем не менее отмена статуса ИТО остается важной, в том числе потому, что тогда КСИР сможет присоединиться к любым переговорам с Соединенными Штатами о военном присутствии в Афганистане, Йемене или в других местах. Готовность Байдена взять на себя политический накал, чтобы отменить меру, применявшуюся во имя борьбы с терроризмом, должна быть встречена политической уступкой со стороны Ирана.

Раньше Зариф предоставлял такие отчеты ежеквартально в течение восьми лет, но они редко бывают настолько поучительными. На этот раз Зариф подробно остановился на деталях, перед тем, как «покинул сцену».

Кто будет этим преемником, неизвестно. Заместитель министра иностранных дел Аббас Арагчи, вероятно, продолжит возглавлять переговорную группу Ирана в Вене.

Одним из вероятных кандидатов на пост министра иностранных дел при Раиси является Хоссейн Амир-Абдоллахян, который возглавляет группу переходного внешнеполитического курса Раиси. Амир-Абдоллахян занимал жесткую позицию, когда он работал послом в Бахрейне (2007–2010 годы) и заместителем министра иностранных дел по арабским и африканским делам (2011–2017 годы). Другой возможный кандидат на пост главы МИД - бывший участник переговоров по ядерным вопросам Саид Джалили, которого обычно называют ультраконсерватором. Третий фаворит - это Али Багери, который был в команде Джалили на переговорах. В любом случае ключевое решение о том, идти ли и когда идти на компромисс, будет принимать Высший совет национальной безопасности Ирана и, в конечном итоге, Хаменеи.

Если Хаменеи позволит, Арагчи и МИД должны будут найти способ творчески интерпретировать правки верховного лидера. В докладе Зарифа прямо отмечалось, что несколько санкций США, не связанных с ядерной областью, останутся в силе. Требование Хаменеи о подтверждении отмены санкций может быть частично выполнено за счет досрочных продаж нефти и торговых сделок. Однако некоторые меры потребуют времени. Десятки миллиардов долларов нефтяных доходов Ирана, которые в настоящее время заморожены в иностранных банках, возможно, необходимо будет поэтапно освобождать от ограничений, например, чтобы ослабить турбулентность на валютном рынке.

Настаивание Ирана на том, что Соединенные Штаты обязуются больше не отказываться от СВПД, понятно, но невозможно, так как решения принимал Трамп, а не Байден, Администрация Байдена даже оспаривает, ратифицированные Конгрессом США договора, такие как Договор о ракетах средней и меньшей дальности и Договор по открытому небу, что уж говорить об иранской сделке, которую в свое время отказался одобрить Трамп.

Так или иначе, в случае положительных тенденций, Ирану придется довольствоваться незамедлительными выгодами от разморозки фондов и продажи нефти.

Раяд Маждалани, Копенгаген, Дания

Специально для Dialogorg.ru

Поделиться

Интересное

Возврат к списку