Александр Крылов: Границы Армении в XX–XXI веках

21 Апреля 2022
113
Александр Крылов: Границы Армении в XX–XXI веках
Dialogorg.ru представляет статью доктора исторических наук Александра Крылова, опубликованную в журнале "Россия и новые государства Евразии", номер 1 от 2022 года. 

На протяжении ХХ в. государственные границы Армении менялись несколько раз различными способами и в разном международном и региональном контексте. Проблема вновь приобрела остроту и актуальность после окончания Второй карабахской войны в ноябре 2020 г. Подготовка к делимитации и демаркации границы с Азербайджаном обострила разногласия в армянском обществе по вопросу законности и справедливости границ современной Армении.

Идея наличия собственной исторической территории, которая в прошлом была разделена границами различных государств, но в будущем должна объединиться, изначально имела принципиально важное значение в армянской общественно-политической мысли. Первая попытка ее осуществления на практике была предпринята в контексте Первой мировой войны и в процессе последующего изменения государственных границ.

После Октябрьской революции 1917 г. местный Закавказский комиссариат, а затем и правительства трех закавказских республик отказались признать Советскую власть в России. Попытки ее установления на территории Азербайджана и Абхазии в 1918 г. были подавлены совместными усилиями местных националистов и иностранных интервентов. После этого новые государственные границы формировались в двух различных контекстах: «общероссийском» (Гражданская война, формирование СССР) и «национальном», как результат деятельности властей независимых Армении, Азербайджана и Грузии.

По условиям подписанного советским правительством Брестского мира (3 марта 1918 г.) в состав Турции возвращались города Карс, Ардаган и Батум с прилегающими территориями, которые были включены в состав России после Русско-турецкой войны 1877–1878 гг. Не признавший Советскую власть Закавказский комиссариат счел этот договор неприемлемым. После ликвидации Кавказского фронта началось наступление турецкой армии на Кавказ. Первоначально Германия требовала от Турции соблюдения границ в соответствии с Брестским договором и выступала против дальнейшего продвижения турецких войск. Однако султанское правительство заявило, что на новые государства Закавказья действие Брест-Литовского договора не распространяется, поскольку этот договор был заключен не с ними, а с Советской Россией [1, с. 112].

Москва отказалась признавать независимость «закавказского правительства» и предупредила, что РСФСР не признает соглашений, которые будут подписаны без участия советской делегации. Эта позиция советского правительства была проигнорирована. В мае 1918 г. в занятом турецкими войсками Батуме состоялись мирные переговоры между Оттоманской империей и Закавказской демократической федеративной республикой (ЗДФР).

Острые противоречия внутри ЗДФР привели к ее распаду и подписанию 4 июня 1918 г. делегациями Азербайджана, Армении и Грузии отдельных договоров о мире и дружбе с турками. По договору с Грузией под власть султанского правительства отходили Карс, Артвин, Ардаган, Батум, Ахалцыхский и Ахалкалакский уезды. Армения отказывалась не только от районов Карса и Ардагана, но и от территорий, которые были присоединены к России еще в начале XIX в. – Сурмалинского, Шарурского, Нахичеванского уездов, большей части Эчмиадзинского и Александропольского уездов. В итоге территория Армении была ограничена границами Эриванского и части Эчмиадзинского уездов и составила 12 тыс. кв. км [2]. В этих границах Оттоманская империя первой из иностранных держав признала независимость Армении.

Берлин отказался признавать законность подобного изменения границ ввиду отделения Закавказья от Советской России и в соответствии с турецкими договорами с новыми независимыми государствами. В итоге туркам пришлось согласиться на раздел сфер влияния – по условиям секретного договора от 27 апреля 1918 г. Турция получала занятые ею территории Закавказья и часть территории Армении вдоль железной дороги по линии Карс–Александрополь–Караклис, а также право свободного провоза войск по Закавказской железной дороге. Остальная часть региона должна была перейти под контроль Германии [см. подробнее: 1, сс. 112-
118].

Отделившиеся от России республики не рассматривались как самостоятельные государственные образования, однако поражение Центральных держав в Первой мировой войне сорвало германо-турецкие планы по разделу Закавказья. 30 октября 1918 г. было подписано Мудросское перемирие, зафиксировавшее капитуляцию султанского правительства и предусматривавшее вывод турецких войск из Закавказья за линию границы 1878 г.

Провозглашение независимости Армении 28 мая 1918 г. символизировало для армян восстановление собственной национальной государственности через пять с половиной веков после падения их последнего самостоятельного государственного образования – Киликийского царства (1375 г.). Революция в России и начавшийся распад Оттоманской империи открывали перспективу создания государства, которое объединило бы территории Восточной и Западной Армении. Именно эту задачу пыталась решить объединенная армянская делегация (в составе представителей Республики Армения, Западной Армении и международной армянской диаспоры) на Парижской мирной конференции.

В феврале 1919 г. султанское правительство предложило властям Армении урегулировать отношения путем возврата к границам 1878 г., предоставления Западной Армении автономии в составе турецкого государства и обмена населением в районах с наибольшей межэтнической напряжѐнностью. Армянское правительство отвергло это предложение, заявив, что «после событий 1915 г. турецкое государство утратило моральное право на распоряжение историческими армянскими территориями» [3].

12 февраля 1919 г. армянская делегация представила союзным державам «Меморандум об армянских требованиях» [4] с картой будущей Армении площадью 323.750 кв. км. (Приложение 1). Существовал и более расширенный вариант границ объединенной Армении, который был опубликован Армянским национальным союзом Америки [5]. По нему Армения должна была получить выход к Каспийскому морю и превратиться в «страну трех морей» с территорией 345.217 кв. км (Приложение 2).
14 мая 1919 г. Совет четырех[1] одобрил резолюцию, согласно которой президенту США Вильсону передавался от имени Соединенных Штатов мандат на Армению, Константинополь и проливы. 28 мая 1919 г., в первую годовщину провозглашения государственной независимости, парламент Первой республики на специально созванном торжественном заседании принял Декларацию об Объединенной и Независимой Армении. 19 января 1920 г. Верховный совет союзников признал правительство Республики Армения де-факто, а ее границы стали предметом дальнейших переговоров.

10 августа 1920 г. был подписан Севрский договор, который официально оформлял капитуляцию и раздел Оттоманской империи. К этому времени значительная часть ее территории была оккупирована войсками Антанты. По Севрскому договору султанское правительство признавало Армению как «свободное и независимое государство». Определение границ между Турцией и Арменией предоставлялось третейскому решению президента США. Армения, Грузия и Азербайджан должны были установить взаимные границы путѐм переговоров между ними, а при невозможности достичь согласия — путѐм посредничества союзных держав [6].

Согласно арбитражному решению президента Вильсона, в пределы Армянского государства должны были войти почти весь Эрзрумский вилайет[2], две трети Ванского и Битлисского, большая часть Трапезундского вилайетов. В итоге общая территория Объединенной Армении должна была составить около 160 тыс. кв. км, и она получала выход к Черному морю с портом Трабзон и прилегающими к нему территориями [7] (Приложение 3).

После ввода британских войск в Закавказье к Армении перешли большая часть Карской области (без северной части Ардаганского округа, отошедшего к Грузии, и западной части Олтинского округа, оставшегося под турецким контролем). Летом 1919 г. и с марта 1920 г. Армения вела войны с Азербайджаном из-за спорных районов в Нахичевани и Карабахе. Сурмалу, Шарур и Зангезур контролировались армянскими силами, но также оставались спорными территориями.

Комплекс закавказских территориальных конфликтов предполагалось разрешить на Парижской мирной конференции, однако победы Красной Армии на Северном Кавказе и успехи кемалистов в Турции исключили Закавказье из сферы влияния Антанты [8, с. 56]. В августе 1919 г. британские войска были выведены из Закавказья.

В январе 1920 г. меджлис Оттоманской империи утвердил подготовленный М.Кемалем «Национальный обет», согласно которому земли, населѐнные представителями турецкой нации безусловно должны оставаться в составе Турции. Формулировка о будущей принадлежности трех санджаков[3] – Карса, Ардагана и Батума – была менее категоричной: во 2-й статье документа утверждалось, что их население «со дня своего освобождения торжественным голосованием подтвердило свою волю возвратиться и лоно матери-родины», однако «члены, подписавшие настоящий обет, допускают, что в случае надобности будет приступлено ко второму, свободно произведенному плебисциту» [9].

Планы раздела Турции между союзными державами остались нереализованными. Конгресс США проголосовал против принятия Соединенными Штатами мандата на Армению. Франция, Англия и Италия воспротивились вступлению Армении в Лигу наций, заявив, что не могут взять на себя гарантию ее границ, к чему, в случае принятия Армении в Лигу, обязывала бы всех членов Лиги 10-я статья пакта [10]. Севрский договор не был ратифицирован, по новому Лозаннскому договору (1923 г.) союзные державы признавали Турецкую Республику в ее нынешних границах, включая всю территорию Западной Армении.

Ошибка! Не указано имя файла.В сентябре 1920 г. армянские войска начали наступление в Олтинском округе. Ожидаемой поддержки от союзников в реализации условий Севрского договора армянская армия не получила, и вскоре вся территория Армении, за исключением районов Еревана и озера Севан, вновь была оккупирована турками. 15 ноября 1920 г. дашнакское правительство обратились к Кемалю с предложением начать мирные переговоры [11, с.
143].

2 декабря 1920 г. представители кемалистского правительства и Республики Армения подписали в занятом турками Александрополе новый мирный договор. По нему Армения признавала аннулированным Севрский договор и все другие договоры, которые были заключены «во вред Турции или затрагивали еѐ интересы». К Турции отходили Карская область и Сурмалинский уезд Эриванской губернии с горой Арарат, районы Нахичевани, Шарура и Шахтахты объявлялись временно находящимися под протекторатом Турции, где впоследствии «посредством плебисцита будет установлена особая администрация».

Оккупация турецкими войсками территорий, которые по договору признавались частью Армении (Александропольский уезд), могла быть прекращена в случае выполнения Арменией всех условий договора (т.е. Турция получала возможность бесконечно продлевать оккупацию). Турция заявляла об «искреннем своем стремлении» оказать помощь и поддержку правительству Армении в развитии и укреплении его авторитета, а также брала на себя обязательство предоставить Армении вооруженную помощь, когда того потребует внешняя или внутренняя опасность. Обе стороны отказывались от взаимных претензий по возмещению убытков, понесѐнных во время Первой мировой войны [12].

Договор подлежал ратификации в течение месяца после подписания, но так и не вступил в силу по причине отказа правительства РСФСР признать его и смены власти в Ереване. После установления cоветской власти на всей территории Закавказья новая линия границы была определена путем переговоров между Россией и Турцией, состоявшихся в 1920−1921 гг. Советское правительство стремилось сохранить границу с Турцией, установленную в 1878 г. Берлинским трактатом, считая ее справедливой и соответствующей международным реалиям.

Позиция Анкары оказалась сильнее, так как она базировалась на
Брестском договоре 1918 г., а также на договорах Турции с Арменией и Грузией (1918 г. и 1920 г.), по которым в состав турецкого государства передавались обширные территории за пределами довоенных границ. В результате сложных переговоров «была установлена современная северовосточная граница Турции, в составе которой оказалась вся Западная Армения. Правда, Турции пришлось отказаться от идеи полного поглощения Армении, а также и от претензий на Аджарию» [13].

Зафиксированная Московским и Карским договорами 1921 г. граница с Турцией сохранялась вплоть до распада СССР. После провозглашения независимости государств Южного Кавказа в 1991 г. проблема границ вновь стала актуальной. Азербайджан, Армения и Грузия получили международное признание в границах бывших союзных республик. При этом процесс становления государственности постсоветских Азербайджана и Грузии происходил не в их признанных ООН границах, а в границах фактических – в результате утраты бывших автономий они были в значительной степени урезаны [см. подробнее: 14].

Проблема границ в политике постсоветской Армении

После распада СССР Армения была признана и стала членом ООН и других международных организаций в границах бывшей союзной республики. Руководство республики поддержало самоопределение армян Нагорного Карабаха, т.е. не признало законности бывших советских границ [см. подробнее 15]. В августе 1990 г. Верховный Совет Армянской ССР принял Декларацию о независимости Армении, которая основывалась на «необходимости восстановления исторической справедливости и праве наций на свободное самоопределение» в соответствии с совместным Постановлением Верховного Совета Армянской ССР и Национального Совета Нагорного Карабаха от 1 декабря 1989 г. «О воссоединении Армянской ССР и Нагорного Карабаха» [16].

Возврат постсоветской Армении к государственным символам Первой республики подтверждал верность идее Объединенной Армении: на гербе страны вновь изображены гора Арарат с Ноевым ковчегом и объединенными в единое целое гербами четырех царств исторической Армении. Первая статья принятой в 1995 г. Конституции РА гласит, что основой политической системы государства являются фундаментальные принципы армянской государственности и общенациональные цели, которые были закреплены в Декларации о независимости Армении [17].

Таким образом, идея воссоединения исторических армянских территорий приобрела законодательное оформление в основном законе Республики Армения. Свое практическое воплощение она получила в виде самоопределения армянского населения НКАО и провозглашения независимости Нагорно-Карабахской Республики как промежуточной стадии для ее последующей интеграции с Арменией.

После заключения перемирия в Нагорном Карабахе в 1994 г. армянское правительство стремилось обеспечить безопасность и последующую интеграцию с Республикой Армения территории НКР и составлявших «пояс безопасности» прилегающих районов. О территориальных претензиях к Турции на официальном уровне не заявлялось. Впервые это было сделано генеральным прокурором РА А.Овсепяном только в 2013 г. Овсепян публично признал наличие территориального спора с Турцией и с Азербайджаном (Нахичевань) и выразил уверенность, что Армения должна вернуть себе утерянные земли, свои храмы, а потомки жертв геноцида армян должны получить материальную компенсацию [18]. Генпрокурор РА предложил перевести территориальные споры с Турцией в правовую плоскость и добиться их справедливого решения при помощи Международного суда ООН [18].

Правовые основы территориальных требований к Турции были представлены армянским политиком и дипломатом А.Папяном. [4] По его мнению, хотя Арбитражное решение президента США Вильсона от 22 ноября 1920 г. признает исторические права армянского народа «лишь над частью Армянского плато и примыкающими к нему территориями», этот документ полезно использовать в качестве юридической основы при изменении существующих границ.

А.Папян пишет: «Арбитражное решение президента США Вудро Вильсона об армяно-турецкой границе (22.11.1920) является юридически обязательным к исполнению документом для 139 государств из 193 государств – членов ООН, в том числе и для четырех из пяти членов Совета Безопасности ООН – США, Франции, Соединенного Королевства и Китая. Таким образом, речь идет о беспрецедентном явлении в практике международных отношений и международного права: нигде больше нет границы, основанной на таком прочном юридическом фундаменте, как de jure граница между Арменией и Турцией.

Нет сомнения, что все территории, которые перешли под юрисдикцию Республики Армения с 22-го ноября 1920 г. (бóльшая часть вилайетов бывшей Османской империи – Ван, Битлис, Эрзрум и Трапизон) до сих пор с юридической точки зрения являются частью РА. Однако мнение, согласно которому Республика Турция может добровольно или под давлением международного права, без военных давлений вернуть эти земли законному владельцу, представляется нереальным. Соответственно, надо найти формулу, обоюдоприемлемую для обеих стран, которая получит одобрение стран – участников Арбитражного решения, будет учитывать интересы мировых силовых центров и будет способной быть закрепленной по международному праву» [19, сс. 323-324].

В качестве взаимоприемлемого пути решения территориального спора с Турцией А.Папян предложил следующую модель соотнесения владения территориями Армении de jure и их распоряжения Турцией de facto:

I. Турция на основе двустороннего договора, предусматривающего международные гарантии, на основе разумной оплаты арендует «Вильсоновскую Армению». Договор и приложенные к нему соглашения закрепят права и обязанности сторон, а также форму участия и масштабы вовлеченности международных структур и заинтересованных государств на территории, которые являются предметом обсуждения. Размер арендной платы, форма и периодичность ее оплаты будут определяться соответствующим соглашением.
II. Граждане Турции и Армении, независимо от места жительства, сохраняют свое прежнее гражданство, пользуются всеми правами, вытекающими из этого гражданства, и выполняют свои гражданские обязанности. Все граждане обеих стран получают право свободного перемещения, грузоперевозок, также свободное и беспрепятственное право жительства и осуществления экономической деятельности. Предприятия и частные лица, осуществляющие деятельность на этой территории, в размерах, установленных законодательством, платят налоги по месту их регистрации.
III. Доходы, полученные от транзитных перевозок третьих стран (включая нефтепроводы и газопроводы), будут направлены на развитие и благоустройство местных инфраструктур (дороги, железные дороги, общественные территории общего пользования).
IV. Территория демилитаризируется, т.е. из нее выводят 5 видов вооружений, установленных по Договору об обычных вооруженных силах в Европе (Treaty on Conventional Armed Forces in Europe, 1990). Контроль и, в случае необходимости, защиту территории осуществляют международные миротворческие силы, наделенные соответствующими полномочиями и действующие под эгидой Совбеза ООН. В общинах порядок и безопасность охраняет муниципальная полиция, а в случае необходимости – внутренние войска. На территории дислоцируются международные военные и гражданские наблюдательные и консультативные миссии.
V. Предметом самостоятельного обсуждения и решения должен стать вопрос статуса территорий бывшей Российской империи и Республики Армения (1878 – 1918/1920 гг.), Карской области, южной части области Батуми и уезда Сурмалы. Сегодня эти территории составляют области Турции – область Карса (9587 кв. км, 130.000 жителей), Ардагана (5665 кв. км, 120.000 жителей), Ардвина (7436 кв. км, 192.000 жителей) и Игдира (3587 кв. км, 180.000 жителей) – итого 26241 кв. км и 779.000 жителей. Над этими территориями, в отличие от Вильсоновской Армении, должен быть установлен прямой суверенитет Армении [19, сс. 327-328].
Наряду с передачей части территорий в состав РА и арендой Турцией остальной части «Вильсоновской Армении», Папян считает, что необходимо обеспечить возврат армянам личной и общинной собственности на всей территории бывшей Османской империи [19, с. 253]. По его подсчетам, размер компенсации за материальные потери и арендной платы за использование Турцией армянского имущества и территорий должен составлять по 3–5 млрд. долларов в год в течение ближайших 10 лет [19, с. 97].

Мероприятия, которые были проведены в Армении по случаю 100летней годовщины подписания Севрского договора, продемонстрировали высокую степень единства различных политических сил и общества в оценке этого договора. Премьер-министр Н.Пашинян заявил, что, предоставляя право на создание национальных государств на исторических территориях, Севрский договор устанавливал не только мир, но и справедливость в Передней Азии, что он является тем международным документом, которым была признана и закреплена независимость Армении в качестве полноправного участника международных отношений и равноправного субъекта международного права.

Пашинян подчеркнул, что «Севрский договор своей 89-й статьей констатировал и закреплял неоспоримую историческую связь армянского народа с Армянским нагорьем, где на протяжении тысячелетий рождался, жил и создавал государственность и культуру армянский народ». Он подчеркнул, что «Севрский договор был подписан в период после Геноцида армян, когда Османская империя пыталась решить ―армянский вопрос‖ путем уничтожения армянского народа. Армянский народ подвергся самым жестоким и бесчеловечным страданиям. Потери, которые он понес, были огромны. Между тем Севрский договор готовил почву для преодоления последствий Геноцида. ―Армянский вопрос‖ получал справедливое решение посредством создания независимого государства в исторической колыбели армянского народа. Восстанавливалась историческая справедливость. Создавались благоприятные условия для восстановления экономического и демографического потенциала нашего народа, его нормального развития и прогресса» [20].

Президент Армении А.Саркисян заявил, что «хотя Севрский договор не удостоился полной ратификации (следовательно, остается невыполненным (unperfected)), а решения по Армении не были реализованы в связи с изменением международной политической ситуации, этот документ никогда не был аннулирован и продолжает оставаться законным, межгосударственным, de facto действующим документом» [21]. Он подчеркнул, что «договор мог бы способствовать решению армянского вопроса и объединению армянского народа на своих исторических территориях, мог бы частично исцелить ущерб, нанесенный армянскому народу в 1915 году во время Геноцида армян, тем самым создав условия для нормализации отношений между Арменией и Турцией, а также установления долгосрочного мира между народами нашего региона» [21].

Современная оппозиция дает Севрскому договору аналогичные оценки: в августе 2020 г. совместное заявление десяти оппозиционных партий констатировало, что «между республиками Армения и Турция нет другого многостороннего договора, получившего международное признание, который правомерно решает пограничный вопрос двух государств», а военно-политическая напряженность в регионе «в значительной степени обусловлена невыполнением Севрского договора, а также касающихся Армении положений» [22].

Первый президент постсоветской Армении Л.Тер-Петросян является наиболее известным представителем немногочисленной группы армянских политиков и общественных деятелей, которые не разделяют господствующих ныне оценок событий 100-летней давности. В середине 1990-х гг. он подчеркивал: «Уже однажды, ―залив Стамбул морем крови‖,[5] потеряли Западную Армению, в другой раз, требуя территории, определенные Севрским договором, утратили и половину Восточной
Армении» [23, с. 157].

Тер-Петросян указывал на опасность популизма: «Можно с помощью дешевых приемов прикидываться героем, представать исполнителем всех сокровенных национальных чаяний, любой ценой нравиться народу, …день и ночь ругать турок, поднять перед ООН вопрос о признании геноцида армян, провозгласить недействительным Карский договор, потребовать от Турции территории, определенные Севрским договором, предъявить Азербайджану ультиматум – признать независимость Нагорного Карабаха, заявлять, что не уступим ни пяди земли и т. д.». Подобным путем «можно без труда снискать славу отважного человека и патриота, стать кумиром нации, символом единения Армении и диаспоры» [23, сс. 160-161], но в итоге поставить под угрозу потери не только Карабах, но и само существование Армении [23, с. 161]. На фоне царившей после Первой карабахской войны победной эйфории доводы первого президента не были восприняты армянским обществом, и в 1998 г. он ушел в отставку.

* * *

После Второй карабахской войны стала очевидной необходимость корректировки внешнеполитического курса Еревана с учетом реальных возможностей, которыми располагает армянское государство. Н.Пашинян начал осуществлять меры по нормализации отношений с Азербайджаном и Турцией (восстановление авиасообщения с Турцией и др.). Россия выразила готовность выступить в качестве гаранта безопасности и посредника на переговорах, в том числе в процессе делимитации и демаркации границ Армении с Азербайджаном.

Оппозиционные силы сохранили прежнюю позицию по вопросу границ: они расценили новый курс Н.Пашиняна как «национальное предательство», сочли неприемлемым определение границ с Азербайджаном на основе административного деления СССР и потребовали определять границы Армении исключительно на основании решений Лиги наций 1920 г.[24].

В настоящее время перспективы стабилизации ситуации на Южном Кавказе во многом зависят от того, удастся ли премьер-министру Н.Пашиняну выработать и осуществить на практике такой курс внешней политики, который позволит нормализовать отношения с Азербайджаном и Турцией, но при этом не вызовет острой реакции отторжения в армянском обществе.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Муханов В.М. 2018. Грузинская демократическая республика. От первых дней независимости до советизации. М.: Издательство МГИМО. 2. Айрапетян А. Армянский вопрос и международно-правовая ответственность. URL: https://www.chitalnya.ru/work/2570746/ (дата обращения 13.11.2021).
3. Andersen A., Egge G. Turkish-Armenian War and the fall of the First Republic. URL: http://www.conflicts.rem33.com/images/Armenia/restoration%20and%20terr%20 issue/T6.html (дата обращения 23.11.2021).
4. The Armenian Question before the Peace Conference. A Memorandum Presented Officially by the Representatives of Armenia to the Peace Conference at Versailles, on February 26th, 1919. URL:
https://babel.hathitrust.org/cgi/pt?id=loc.ark:/13960/t6tx3sr6m&view=1up&seq=5 (дата обращения 17.12.2021).
5. Topics World War, 1914-1918, Armenian question. New York, The
Armenian national union of America. URL:
https://archive.org/details/caseofarmenia00arme/page/n7/mode/2up (дата обращения 13.12.2021). 6. Шацилло В. Первая мировая война 1914—1918. Факты. Документы. URL: https://redstory.ru/war/first_world_war/251.html (дата обращения 13.11.2021).
7. 100 лет Первой Республике Армения. Как это было. – ИА Regnum, 28.05.2018. URL: https://regnum.ru/news/polit/2421916.html (дата обращения 03.01.2022).
8. Цуциев А. 2007. Атлас этнополитической истории Кавказа (1774 – 2004). М.
9. Турецкий национальный обет, принятый Палатой Депутатов в
Константинополе 28 января 1920 г. (Турция). URL:
http://www.illuminats.ru/component/content/article/34-2009-10-23-23-0238/5650--28-1920- (дата обращения 23.12.2021).
10. Захаров В.А. 2011. 28 мая 1918 года. Провозглашение Армянской республики. – Ноев ковчег, № 10 (169), Май (16-31).
11. Муханов В.М. 2019. Кавказ в переломную эпоху (1917-1921). М., Издательство Модест Колеров.
12. Мирный договор между Турцией и Арменией 2-го декабря 1920
г. URL: http://www.aniarc.am/2017/12/03/alexandrapol-treaty-23-december1920-russian-text-ani/ (дата обращения 07.01.2022).
13. Клинов А.С. Вопрос о северо-восточной границе Турции на Берлинской конференции. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vopros-osevero-vostochnoy-granitse-turtsii-na-berlinskoy-konferent.... (дата обращения 19.11.2021).
14. Крылов А. 2021. Южный Кавказ: этапы постсоветской истории. – Россия и новые государства Евразии, № II (LI), с. 147-162.
15. Директор Института истории НАН Армении считает незаконным советско-турецкий договор 1921 года. – АМИ «Новости-Армения»,
27.05.2009. URL: https://newsarmenia.am/news/politics/arm1-2009052742080552/ (дата обращения 11.10.2021).
16. Декларация о независимости Армении. 23 августа 1990 года, г.
Ереван. URL: https://www.gov.am/ru/independence/ (дата обращения
23.11.2021).
17. Конституция Республики Армения. URL:
http://www.parliament.am/parliament.php?id=constitution&lang=rus (дата обращения 23.11.2021).
18. Генпрокурор Армении Агван Овсепян заявил о территориальных претензиях к Турции. – Кавказский Узел, 06.07.2013. URL: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/226699/ (дата обращения 13.01.2022).
19. Папян А. 2012. Айренатирутюн. Право на Родину. Правовые основы требований армян и смежные вопросы. Ереван.
20. Пашинян рассказал о значении Севрского договора для
Армении. – Sputnik Армения, 10.08.2020. URL:
https://ru.armeniasputnik.am/20200810/Pashinyan-rasskazal-o-znacheniiSevrskogo-dogovora-dlya-Armenii.... (дата обращения
13.01.2022). 21. Президент Армении: Севрский договор и сегодня остается важным документом о праве армянского народа на справедливое решение
Армянского вопроса. – АрмИнфо, 10.08.2020. URL:
https://arminfo.info/full_news.php?id=54285&lang=2 (дата обращения
09.01.2022).
22. Заявление политических партий Армении: Севрский договор – не только исторический факт. – Екрармас, 12.08.2020. URL:
https://yerkramas.org/article/173199/zayavlenie-politicheskix-partij-armeniisevrskij-dogovor---ne-to.... (дата обращения 03.02.2022).
23. Левон Тер-Петросян в российской прессе. 2018. М.: Фонд «Либеральная миссия».
24. Национально-демократический полюс Армении потребовал не подписывать договор с Азербайджаном. – Кавказский Узел, 22.05.2021.
URL: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/364154/ (дата обращения 23.01.2022).

[1] «Совет четырех» был образован на Парижской мирной конференции в марте 1919 г. в составе президента США и глав правительств Великобритании, Франции и Италии.
[2] Вилайет – область, провинция, административно-территориальная единица Османской империи.
[3] Санджак – административная единица в Османской империи, несколько санждаков образовывали вилайет.
[4] А.Папян в 1994 г. с отличием окончил дипломатическую академию МИД РФ, посол РА в Канаде (2000—2006), один из создателей партии Сасна Црер и политического блока Национально-демократический полюс, глава исследовательского центра Modus Vivendi.
[5] В данном случае иронично обыгрывается строка из боевой песни дашнаков начала XX века.

IMG_0785.PNG
IMG_0786.PNG
IMG_0787.PNG
Источник: Dialogorg.ru
Поделиться

Интересное

Возврат к списку