Дмитрий Офицеров-Бельский: Время начало войны было выбрано максимально благоприятное

7 Декабрь
839
Дмитрий Офицеров-Бельский: Время начало войны было выбрано максимально благоприятное
О том, что ситуация в Нагорном Карабахе достигла определенной точки равновесия, но может качнуться в ту или иную сторону, рассуждает Дмитрий Владимирович Офицеров-Бельский, старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН –специально для Dialogorg.ru.

– Как вы оцениваете нынешние отношения между Москвой и Ереваном с учетом того, что часть армянского населения именно Россию считают виновницей того что территории, которые армяне считали своими, потеряна?

– Что касается отношений как таковых – они как были партнерскими, так партнерскими и остаются. Я имею в виду членство Армении в ЕврАзЭС, ОДКБ. Все эти отношения сохранились. Другое дело, что часть населения Армении действительно склонна к эмоциональной реакции на то поражение, которое потерпел Карабах, я подчеркну, именно Карабах, в конфликте с Азербайджаном. Почему я подчеркиваю Карабах – потому что мы хорошо знаем, что формально никакого конфликта между Арменией и Азербайджаном не было, и что армянская сторона не использовала военную технику и вооружение. В Карабахе, конечно, были многочисленные добровольцы, но технику и вооружение в полной мере армянская сторона не использовала.
Кроме того, армянская сторона не использовала предыдущие годы для того, чтобы укрепить обороноспособность непризнанной Нагорно-Карабахской республики. Есть действительно на кого и на что пенять и я бы даже сказал, что Пашинян не должен быть в этом списке первым. И уж конечно – не Россия. У Пашиняна и у его команды не было достаточно времени и квалификации для того, чтобы грамотно провести подготовку к возможному конфликту. А он был возможен в любой момент – от этого никуда не деться. Все указывало на то, что вероятность обострения в последние годы постоянно росла.

– Пашиняну ставят в вину то, что он радикализировал ситуацию своими безапелляционными заявлениями о принадлежности Нагорного Карабаха, в отличие от своих предшественников, предпочитавших более дипломатические формулировки.

– Я бы с этим не согласился. Дело в том, что вооруженный конфликт из-за возвращения части азербайджанских территорий начал Азербайджан. Он начал этот конфликт тогда, когда был к нему готов и когда международная конъюнктура максимально этому благоприятствовала. То, что конфликт был начат именно в это время, никак не связано ни с Пашиняном, ни с его дальнейшими политическими планами и амбициями, интерпретациями и прочим подобным. Это все не имеет ровным счетом никакого значения. Время было выбрано максимально благоприятное. Если мы говорим о ключевом партнере Азербайджана – Турции, то она находилась в ситуации, когда нужна была маленькая победоносная война. Это и экономические проблемы, и то, что Эрдоган решил пойти по пути «повышения ставок». Известно, что не так давно у Турции был достаточно серьезный конфликт с Грецией по акватории Эгейского моря – Эрдоган обострил вопрос непризнанного Северного Кипра. Политика «повышения ставок», которая до сих пор была для Турции успешной, оказалась такой и в данном случае. Тот факт, что за Азербайджаном стояла Турция, играл если не ключевую, то принципиально важную роль. Тут никаких сомнений нет.
Конечно, сказалось и то, что страны Европы поглощены сугубо внутренними проблемами, связанными со второй волной пандемии. Соединенные Штаты были заняты достаточно скандальными выборами и жесткой конкуренцией. Команда Госдепа скоро будет меняться, так как ее верхушка – это политические назначенцы, а не карьерные дипломаты, как, к примеру, в России. И им не логично было перед уходом начать конфликт с Турцией (речь идет не о военном конфликте, а о дипломатически мерах давления). Поэтому разговоры о том, что Пашинян что-то обострил – в данному случае инсинуации.
Сейчас все пытаются находить виновных: виноват Пашинян, виновата Россия, все вокруг виноваты. А то, что на протяжении 30 лет всячески пытались «откашивать» от армии, например, уезжая в Россию, что разворовывали военные бюджеты, что ровным счетом ничего не сделали для того, чтобы организовать укрепленную эшелонированную оборону в Арцахе – об этом никто не думает.
Ребята сами виноваты, я имею в виду, весь народ Армении.

– Как изменит ситуацию отставка Пашиняна?

– Есть тут один интересный момент, на который почему-то мало кто обратил внимание. Ильхам Алиев увеличил срок эвакуации армян из Кельбаджарского района до декабря. Никто не попытался интерпретировать, для чего это было сделано. Я много общался на эту тему, в том числе, и с армянскими экспертами. Я спрашиваю: кто конкретно может занять пост после ухода Пашиняна. Они говорят: народ выберет. То есть, фактически, до последнего времени не было никакого ответа, кто может быть на месте Пашиняна.
Более того, никто и не хочет быть на его месте. Тот же самый Гагик Царукян не хотел бы быть на месте Пашиняна и руководить эвакуацией из территорий Нагорного Карабаха и бывших оккупированных районов. На месте Пашиняна до недавнего времени не хотел находиться никто, да и сейчас кандидатура Вазгена Манукяна выглядит больше как техническое решение.
Были такие рассуждения: когда Никол Пашинян свои обязательства выполнит, то есть освободит эти территории, тогда его можно будет сбросить. После этого любой захочет прийти к власти, и гневно сказать: Пашинян был мерзавец и предатель, а теперь я восстанавливаю обороноспособность и через пять лет мы все отвоюем и дойдем до Апшерона. Логика была такая.
Ильхам Алиев, будучи человеком достаточно интеллектуальным, совершил очень интересный маневр. Он, по сути, помог продлить сроки пребывания Пашиняна на посту премьер-министра решением об отсрочке вывода войск. За это время общественное недовольство должно остыть и начать думать в более рациональном ключе.

Источник: Dialogorg.ru
Поделиться

Интересное

Возврат к списку