Арцах. Валерий Марутян: у истоков системы спасения жизней -

20 Декабрь
761

«Мы не хотели войны и не готовились к ней. Нас предали. И мы поняли – на краю бездны, если мы сами не спасем себя, нас никто не спасет».
В.Марутян

Чтобы стать национальным героем, необязательно убивать врагов -достаточно спасать жизни. Речь пойдет о военных медиках, которые находились в тылу арцахских азатамартиков в каждой битве. Неоценимый вклад в организацию и развитие военной медицины в условиях реальной войны внес основатель Арцахской медицинской службы, военно-полевой хирург, полковник Валерий Ервандович Марутян. 

Валерий Марутян родился 1943 году. Окончил степанакертскую среднюю школу и отправился учиться в Красноярский медицинский институт, где проходил курсы военно-полевой хирургии. За годы учебы он изобрел оригинальный жгут для остановки кровотечения на конечностях в условиях боевых действий, и на базе этого изобретения защитил диссертацию. Выбранная профессия определила его роль в истории Республики Арцах. 

Когда власти Азербайджанской ССР приняли решение ввести в Нагорный Карабах войска, жители края не были готовы к войне. В Карабахе не имелось постоянной армии, не говоря уже о военной медицине. В этих условиях всю ответственность взяли на себя гражданские врачи, под профессиональным руководством Валерия Марутяна. Сначала врачам приходилось работать в подполье, но вместе с формированием регулярной армии, развитие получала и военно-медицинская структура. 

Не только как интеллектуал, но и как житель Нагорного Карабаха, Валерий Марутян осознавал грядущие потрясения и с самого начала арцахского движения вступил в «игру». Действия армянских фидаинов расценивались азербайджанской советской администрацией как преступные, и в случае попадания в руки правоохранительных органов им грозили тюремные сроки. А, учитывая межнациональную ситуацию, попадание тюрьму означало пытки и, возможно, смерть. Понимая реальность, Валерий Ервандович и его коллеги не остались в стороне от общего дела. Доктор помог организовать несколько побегов раненых армянских повстанцев от вооруженной охраны и тем самым избежать тюрьмы. 

Партизанскому движению фидаинов были необходимы боеприпасы. Валерию Марутяну удавалось решать и эту задачу. Пациенты-военные после удачно проведенной операции стремились отблагодарить своего доктора. В качестве презента они привозили патроны и гранаты, которые затем переправлялись на те позиции сопротивления, где в них наиболее нуждались, особенно в Бердадзорский район, оказавшийся заблокированным азербайджанскими вооруженными силами.

7 001.jpg

Вскоре движение переросло в полномасштабную войну. После первых крупных боев стало понятно, что степанакертский госпиталь не готов оказывать массовую помощь - не только технически, но и морально. Персонал оказался растерян, и вместо помощи, медики зачастую мешали друг другу. В этой связи Валерию Марутяну было поручено собрать группу врачей, способных оказывать первую медицинскую помощь и оперировать в полевых условиях. Фактически, это было указание создать полевой госпиталь.
Палаток для госпиталя не нашлось. Вместо них была использована передвижная операционная машина, которая несколько лет находилась на складе больницы. 

В качестве персонала выбрали лишь добровольцев – Гюли Айрапетян, Карена Базияна, Алексея Магакеляна, Махаила Чиноворяна, Лиду Агабекян, во главе с самим доктором Марутяном. Было собрано все необходимое для оказания помощи более чем 30 раненым: операционное белье, перевязочные материалы, медикаменты, кислород, наркозный аппарат и т.д. Группа направилась в село Мец Таглар по простреливаемой дороге, поэтому пришлось запастись и некоторым оружием. 

Военная операция проходила в условиях конспирации. Армянские ополченцы собирались в селе из Шаумяна, Аскерана, Гадрута. Их целью стало освобождение села Тог. Село имеет важное стратегическое местоположение, поэтому азербайджанцы усиленно пытались очистить Тог от армянского населения. За два месяца до даты операции была вырезана целая армянская семья, и готовились новые погромы.
Арцахским врачам согласились помочь коллеги из Еревана, которые находились в селе Таглар, но уже готовились вылететь в Ереван на вертолете. Они сразу же отозвались на просьбу задержаться и оказать помощь по схеме, предложенной доктором Марутяном: местные специалисты будут работать у околицы, а затем пациентов в приемлемом состоянии перевезут в Таглар, где их лечением займутся врачи из Еревана. Операция прошла без погибших и раненых. Врачи в тот день оказались не нужны. Но это было только началом работы.

В Степанакерте продолжался комендантский час, проводились обыски, проходила проверка паспортного режима. Не стихала бесконтрольная стрельба комендантских войск внутри города. Марутян получил приказ ехать в Гадрут. Намечалась операция по взятию телевышки Цамцор в селе Саришен, куда и отправилась бригада врачей. 

Два медпункта были установлены максимально близко к телевышке. Помогало местное население Гадрута. Госпиталь был готов. Военные действия здесь длились с раннего утра до позднего вечера. Трое погибших, одиннадцать раненых. Среди раненых оказались герои Арцаха Ашот Гулян (Осколок, Բեկոր) и Аркадий Тер-Тадевосян (Командос). Ашоту Гуляну позже была сделана сложная операция по извлечению пуль из организма. 

Военная ситуация накалялась с каждым днем. В ноябре 1991 года началась бомбардировка Степанакерта. Раненые поступали в городскую больницу потоком из разных частей Карабаха. Город находился в блокаде, гуманитарные грузы не доходили.

Постоянно существовала опасность того, что снаряд попадет в саму больницу, что в итоге и случилось. Взрыв раздался в кабинете главврача, прямо в тот момент, когда Валерий Марутян проводил операцию. Только после завершения операции больной был перенесен в подвал, как и все пациенты больницы. Под новый госпиталь был переоборудован подвал здания обкома партии, куда также попал снаряд, но сам подвал не пострадал. 

Оставаться в таких условиях было невозможно. Командование приняло решения ликвидировать огневые точки Джангасан, Агдам, Ходжалу, Малыбейли, Кучулар и, конечно, Шуши. Джангасан, Кучулар и Малыбейли были взяты сравнительно быстро. Но обстрелы продолжались. 

Полномасштабная война требовала военно-медицинского формирования, но добровольно отправляться на поле боя соглашались не все. Доктора Марутяна направляли в Мартуни, Гадрут, Мартакерт. В результате было принято решение организовать отделение военно-полевой хирургии, специфику которой нужно было изучать по ходу дела. В подвале диагностического центра началось строительство такого отделения. Работали, не покладая рук. 

В апреле 1992 года был разработан план по освобождению города Шуши – главной огневой точки азербайджанцев. И вновь Валерий Ервандович был вызван в штаб для ознакомления с планом операции. Врачи приняли решение оказывать первую помощь на поле боя, а затем в полевом госпитале. О легендарной операции «Свадьба в горах» существует много источников, но работа военврачей остается в тени.

Прибыли медики и из Еревана, которые отвечали за первую медицинскую помощь реанимационными мероприятиями и эвакуацию раненых в город, где их ждал подвал диагностического центра. Полевой госпиталь был установлен в Карин-таге. Палаток для установления всего необходимого не хватало, поэтому пришлось использовать имеющиеся средства. В результате был сооружен полевой госпиталь, какого в мире нигде не бывало. Из туго перевязанных стогов сена создали операционную, перевязочную, госпитальный зал. Крышей служили две развернутые палатки. Изнутри стены обшили пленкой. 30-го апреля и 5-го мая неожиданно для всех выпало много снега, но полевой госпиталь выдержал испытания природой. 

Ночью послышались сначала залпы танков и артиллерии, затем стрельба из автоматов и пулеметов, после чего все стихло. Врачи в госпитале ждали своего часа. Стали поступать раненые, сперва с легкими ранениями, потом - с более тяжелыми. Всем была оказана высококвалифицированная помощь.
9-го мая 1992-го года город Шуши был освобожден. 

5 001.jpg

Этот день стал переломным моментом в ходе войны. Но радость от победы омрачила новость о том, что приехавший из Еревана военврач Марат Ашотович Бояджян разработал медицинскую структуру армии в виде отдельного медицинского батальона, в которую не были включены арцахские врачи, в том числе и доктор Марутян, руководивший организацией всей работы военврачей. Но Аркадий Тер-Тадевосян (Командос) заверил, что все вопросы, связанные с военной медициной в Карабахе, будет решать именно Валерий Ервандович. 

Врачи из полевого госпиталя перебрались в Шуши, т.к. операцию было решено продолжить до открытия гуманитарного коридора. В городе медики обнаружили, что местная больница была превращена в огневую точку и склад медикаментов, многие из которых были из Турции и арабских стран. На складе оказались и те медикаменты, которых так не хватало в Степанакерте, включая обычные антибиотики. Неподалеку был найден и госпиталь азербайджанцев, рядом с которым располагалось кафе с бильярдной и номерами, в которых проводило время офицерство Советской армии. Повсюду виделись следы спешного побега. 

Походу дальнейших боевых действий в Шуши стали поступать раненые из разных мест. Примечательно, что повидавшие виды врачи порой сами брали оружие и проводили операции по обезвреживанию врагов, что вызывало недовольство их руководителя - Марутяна, ведь они прибыли спасать людей, а не воевать.
Армянская армия продвигалась вперед. «Коридор жизни» был открыт. Нагорный Карабах и Армения соединились. Доктор Марутян и его команда на сей раз отправились в Лачин. Горели дорога, дома, трупы лежали по всему городу. Горела и больница. Тем не менее, специалисты сделали свою работу и в таких условиях. 

Вопрос о создании отдельного медико-санитарного батальона все еще висел в воздухе. Личные амбиции руководства здравоохранения препятствовали тому, чтобы военно-медицинская структура входила в армию. Дело в том, что еще до Шушинской операции Валерий Марутян обратился напрямую к Сержу Саргсяну и Артуру Мкртчяну с просьбой создать военно-медицинскую службу. Это позволило бы всем поступившим на службу оставаться верными присяге и выполнять долг в любых условиях, что не обязан делать гражданский врач. 

Война продолжалась. Бои разгорелись в Мартакерском, Шаумянском, Аскеранском районах. Но даже в отсутствии регулярной армии армянские подразделения не позволили врагу добраться до Степанакерта. Врачи продолжали работать на передовой. На подмогу приезжали доктора из Еревана, но привычная им советская военно-медицинская доктрина не соответствовала условиям карабахской войны. Не было ни необходимой техники, ни финансовых средств, ни кадров. Ереванским медикам было даже сложно представить, что для выезда на место нужно ждать, пока раздобудут бензин, а порой приходилось добираться из села в село пешком, под угрозой обстрела. 

В связи с этим Валерий Марутян взял на себя ответственность за формирование своей собственной концепции – принципов организации хирургической помощи в Арцахе. Письмо с планом было представлено министру обороны Сержу Саргсяну. Последний одобрил предложение. Неоценимую помощь в организации медицинской службы оказал Анатолий Зиневич – советский кадровый офицер, гражданин Армении, служивший в 7-ой армии. Ранее в качестве военного консультанта Зиневич работал в Африке, воевал в Афганистане. 

В Степанакерте прямо под бомбежками начали строить новый госпиталь, штат сотрудников увеличился до 140 человек. Начальником госпиталя был назначен хирург Самвел Геворгян, т.к. Валерий Марутян принял решение уйти с занимаемой должности. 

Гражданский медицинский персонал был переформатирован в военный. Военно-медицинская служба не обеспечивалась лекарствами и оборудованием. Выручала гуманитарная помощь. Приезжали врачи и из диаспоры. 

Один из крупнейших госпиталей в ходе войны был установлен в Цех-Дзоре. Он продолжал помогать раненым на протяжении восьми месяцев. Здесь были прооперированы сотни пострадавших. Случалось, что оперировать приходилось прямо на носилках. 

В феврале 1993 года, когда азербайджанцам удалось войти в Кичан, поток раненых в госпиталь увеличился. Госпиталь находился слишком близко к полю боя по указанию доктора Марутяна, и именно ему нужно было решать перемещать его назад или нет. Было решено оставаться на месте до конца, чтобы не сеять панику среди уставших от войны солдат и не сломить их боевой дух. Армия продвигалась вперед, вместе с ней и полевой госпиталь. Условия зачастую были крайне сложными. Не хватало еды, воды, но никто и не думал жаловаться. 

До самого окончания войны и в степанакертский госпиталь ежедневно поступали раненные, проводились сложнейшие операции. За работой арцахских врачей наблюдали и прибывшие сюда иностранные журналисты и дипломаты. Именно благодаря этим журналистам удалось показать всю правду о врачах госпиталя, которые оказывали помощь не только армянам, но и азербайджанцам, порой даже переливая им кровь армянских военных. 

После заключения перемирия Валерий Марутян и Карен Дарбинян, заместитель начальника медицинского управления МО РА, были приглашены во Францию министерством обороны этой страны. В лионской Военной академии были показаны видеозаписи полевых госпиталей в Хцаберде и Шуши, которые поразили французских медиков. 

Верными соратниками доктора Марутяна были не только коллеги по госпиталю, но и его близкие родственники. Один из них – его племянник Карен Баласанов – врач-анастезиолог, оказавшийся свидетелем «белого геноцида» в Баку, где закрывались армянские школы, институты, театры. Высококвалифицированные специалисты были изгнаны из города, армянские кварталы опустошались. Баласанов оказывал неоценимую помощь в полевых госпиталях. 

Не оставался в стороне и сын Валерия Ервандовича – Артур Марутян, хирург, который выезжал на вызовы на места боев и был заместителем заведующего хирургическим отделением в ходжалинском госпитале. Сегодня Артур Марутян является заместителем исполнительного директора роддома города Степанакертпо лечебной части. Позже Валерий Марутян в своей книге расскажет о том, как ОМОН в Бердадзоре не узнал Артура Марутяна, вылетевшего на вертолете туда, чтобы оказать помощь роженице, на глазах которой убили мужа. В противном случае его бы оттуда живым не выпустили, т.к. родственником семьи Марутянов является, возможно, главный враг Азербайджана Зори Балаян. 

7 002.jpg

1998 году доктора Марутяна не стало. По злому року жизнь хирурга прервалась из-за онкологического заболевания. Памятник в сердцах своих сограждан Валерий Марутян установил при жизни, а после - его мемориал появился в госпитале в Ходжалу, где доктор проработал долгое время после войны, помогая даже в его строительстве.

Внук Валерия Ервандовича Марут Марутян сегодня продолжает дело своего деда-героя. Он также служит военным врачом и уже удостоился медали «Вазген Саркисян»за высокий профессионализм в ходечетырехдневной апрельской войны 2016 года. 

Ида Саркисян, Степаракерт, НКР

Специально дня Dialogorg.ru

Поделиться

Интересное

Возврат к списку