Герасим Мирзоян «Роль и место армян в Российском обществе: история и современность»

25 Сентябрь
574
Герасим Мирзоян «Роль и место армян в Российском обществе: история и современность»
Доклад доктора философских наук (МГУ им. М.В. Ломоносова) Герасима Мирзояна «Роль и место армян в Российском обществе: история и современность» на Московском армянском политологическом форуме "Армения: взгляд в будущее".

Прежде чем переходить к основной теме, рассмотрим категорию диаспор.

Диаспора – часть этноса, живущая вне места его происхождения, в различных странах мира; устойчивая совокупность людей единого этнического происхождения, живущая в иноэтническом окружении за пределами своей исторической родины ( или вне ареала расселения своего народа) и имеющая социальные институты, которые позволяют диаспоре функционировать длительное время, оставаясь при этом относительно самодостаточным организмом. Главной функцией Д. является ее активное участие в поддержании. Развитии и укреплении духовной культуры своего народа, в культивировании национальных традиций и обычаев, в поддержании культурных связей со своей исторической Родиной, выполнении культурно - просветительских функций, направленных на пропаганду национальной литературы, искусства, на распространение и поддержание родного языка, на создание благоприятных условий для развития национального самосознания членов диаспоры.
Первые армянские поселения на Северном Кавказе, то есть юге современной России, появились еще в I веке до нашей эры, при армянском царе Тигране Великом. В период раннего Средневековья здесь активно работали армянские проповедники, стремясь распространить христианство среди соседей – язычников.
В Крыму, который в то время принадлежал Византийской империи, армянские поселения появились не позднее VIII века, а к XII веку армяне были второй по многочисленности этнической группой. Во второй половине XVIII века, незадолго до присоединения Крыма к Российской империи, российские власти активно переселяли армян с полуострова в Азовскую губернию.
Первые сведения об армянах, обосновавшихся в Древней Руси, относятся к X-XI вв., когда начали устанавливаться торговые и культурные связи между Русью и Закавказьем. Немалую роль в этом сыграли армянские общины, самая древняя из которых была в Киеве. Об этом имеются сведения как в армянских источниках, так и в древнерусских летописях. Более прочными связями армян с Киевом становятся после принятия Русью христианства в 988 г. расцвету армянской общины здесь способствовала и женитьба великого князя Владимира Святославовича на Анне – сестре византийского императора Василия II, армянина по происхождению.
В Великом Новгороде знали армянского святого Григория Просветителя (Григор Лусаворич), известны новгородские иконы с его изображением, датированные XII веком. В Поволжье армяне также живут с XII века.
В XI – XIII веках происходит переселение значительного количества армян на Северный Кавказ, что было связано с нашествиями на Армянское царство. В XVI веке армянское государство прекращает свое существование, его территорию делят между собой Персия и Османская империя. Это дает мощный толчок расселению армян по всей Евразии.
В XVII – XVIII веках армяне продолжают активно расселяться по югу современной России. Город Буденновск Ставропольского края был основан армянами и долгое время назывался Сурб Хач (Святой Крест). Армяне основали и Армавир (ныне в Краснодарском крае). Ростов – на – Дону вырос из города Нор - Нахичеван, также основанного армянами в 1779 году.
В частности, большое количество армян было заселено на юг в 1864 году по окончанию Кавказской войны, когда была произведена депортация черкесов и других народов с их исторической родины. Помимо армян, российская власть активно засеяла эти земли казаками и русскими.
Большая волна миграции армянского населения из Османской империи на юг России пришлась на конец XIX – начало XX века: начиная с Хамидийской резни 1894 – 1896 годов заканчивая 1920 – ми годами. К 1921 году на Северном Кавказе и прилегающих областях проживало не менее 150 тысяч армян.
В Москве армяне живут по меньшей мере с XIII века, то есть практически все время существования города. В древней Москве был армянский квартал.
Армянский переулок в центре Москвы носит свое название с конца XVIII века. Сейчас там располагается посольство Армении. В настоящее время полтора десятка московских улиц и площадей носят названия, связанные с Арменией и армянами.
Поощряли расселение армян по своей империи и Петр I, и Екатерина II. При них армяне начинают получать дворянские титулы. Возникают российско – армянские аристократические роды Лазаревых, Айрапетовых, Абамелек, Аргутинских, Деляновых, Лианозовых, Лорис – Меликовых.
Впервые идея отвоевать армянские территории у персов и турок и присоединить их к Российской империи появилась еще у Петра I, к которому обращался сюникский князь Исраэл Ори. В конце концов территория современной Армении перешла под протекторат Российской империи при Николае I, в 1820-х годах. В 1849 году была образована Эриванская губерния.
В нынешних региональных и международных условиях в числе вопросов, имеющих общенациональный характер и значение, укрепление безопасности Армении занимает особое место. В первой истории армянской государственности «Стратегии национальной безопасности» основные структурообразующие компоненты национальной безопасности Республики Армения ориентированы на Россию и систему коллективной безопасности, центральным звеном которой является Россия. Это дополнительный фактор для актуализации участия российской армянской диаспоры в межгосударственных отношениях.
Представляется, что на межгосударственном уровне потенциал армянской диаспоры России как связующего моста между двумя странами, инструмента лоббирования востребован не в полной мере и уж во всяком случае используется гораздо менее эффективно, чем лоббистский потенциал армянских общин в других странах. И это при том, что в России проживает наиболее крупная армянская община в мире.
Часто отмечается, что организационный уровень российской армянской диаспоры не соответствует потенциалу российского армянства. До сих пор результатами крупных диаспоральных проектов стали в основном организации, которые оставляют впечатление центров лоббирования экономических интересов отдельных лиц и групп, а не армянских интересов или армяно-российских совместных позиций на международных площадках.
Но несмотря на это тесные взаимосвязи российской армянской диаспоры с Арменией и диаспорами различных стран делают ее значимым фактором поступательного развития российско-армянских стратегических отношений – при наличии здесь значительного неиспользованного ресурса.
Правда землетрясение, карабахская война, экономический кризис последних лет, ведение гибридных войн против Армении последние десятилетия тоже способствовали к активизации потоков мигрантов, которых можно назвать новым пополнением к имеющим диаспорам.
И так, если анализировать и подвести итог выше сказанному, можно сформулировать, что армянская диаспора России сегодня из себя предоставляют пять групп Российских армян. Причем первые четыре институцированы регионом, а пятая является группой, имеющей в корне отличие от других, целевые установки на адаптацию.
Первая группа - армяне, мигрировавшие непосредственно из самой Армении. «Армянские» армяне четко позиционируют себя по отношению к армянам – выходцам из других регионов, территорий исхода. В процессе проживания в новых условиях происходит постоянное сравнение с «там» и «здесь». В этой группе важную роль играет язык, традиции. Можно утверждать, что отношение к языку и традициям является маркером границ между ними и другими группами. Можно отметить, что незнание языка и традиций воспринимается как существенный недостаток «других армян», в худшем варианте эти люди не воспринимаются как армяне. Тесная связь с Арменией, является неким преимуществом, позволяющим построить иерархию взаимоотношений внутри общины в целом, естественно, с ним во главе.
Вторая группа – «Бакинские армяне». Это группа переселенцев – армян прибывших в Россию из Азербайджана, в основном из Баку, но часто к этой группе перечисляют себя и выходцы из Нагорного Карабаха. Сюда же относятся выходцы из Грузии и других кавказских республик. Их идентичность более размыта, благодаря тому, что процесс социализации происходил в более гетерогенной среде. Как правило, они все учились в русскоязычных школах, имели друзей (подруг) из числа русских, и коренных жителей этих республик. Хорошо, в отличие от армянских армян владеют русским языком, армянский язык, как правило, вытеснен на периферию значимых элементов обыденной жизни. Они чаще всего ассоциируют себя не конкретно с республикой исхода, а с Кавказом в целом. В процессе интервью, разговора они чаще употребляют оборот «у нас на Кавказе….».
«Бакинские армяне» - это, при более тщательном изучении – отдельная подгруппа армян – выходцев из кавказских республик. Сложность их идентификации заключается в том, что они с точки зрения «армянских» армян жили на «чужой территории» с одной стороны и соответственно видоизменили свое отношение к традициям и культуре «настоящего» армянского народа. С другой стороны – они, как правило, пережили больший, по сравнению с остальными стресс, связанный с насильственными действиями, при которых оказалось, что ожидание взаимопомощи друг другу армян сильно преувеличена, если конечно они не состоят в родственных отношениях. Поэтому, они в принципе и не рассчитывают на какую то поддержку со стороны общины.
Третья группа - «среднеазиатские армяне». Это группа армян, у которых территорией исхода являются республики Средней Азии (бывшего СССР) – в основном Казахстан, Туркменистан, реже – Таджикистан. В самоидентификации чувство принадлежности к армянской нации выражено очень слабо. Часто вообще отсутствует. В этой группе еще в большей степени, нежели у азербайджанских армян, происходит идентификация себя с многонациональным СССР.
Среднеазиатские армяне достаточно успешно интегрировались в нынешнюю полиэтничную среду, в современные социально – экономические условия. Отсутствие четких границ и рамок, ограничивающих процесс интеграции и взаимодействия с принимающим населением, позволило им без существенных затрат влиться в социально – экономическую жизнь города, области, региона.
Наибольшую трудность для дальнейшего анализа представляет четвертая группа – «русские» армяне. Это, как правило, глубоко интегрированные в русскую культуру люди, у которых армянская идентичность не играла до недавнего времени какую-нибудь значимую роль. Однако, эта группа, находящаяся на периферии идентификационного поля. Обладает наибольшими центростремительными силами. Практически во всех исследуемых семьях дети под различными предлогами изучают армянский и армянскую культуру. Но, несмотря на это, не всегда отождествляют себя с армянской нацией. Чаще всего все члены группы «русских армян» идентифицируют себя с коренным населением городов. Появление ярко – очерченных этнических границ в городском сообществе привело к актуализации вопроса собственной идентичности. Однако, в данном случае, мы имеем дело с набором равновесных идентичностей, в которых этническая идентичность находится на таком же месте как и профессиональная, гражданская, территориальная и т.д.
Пятая группа – это группа, определяемая не территорией исхода, а мотивами и целевыми установками пребывания в России. Если первые четыре группы, так или иначе, ориентированы, в нашем понимании, на интеграцию в принимающее сообщество, то данная пятая группа и не имеет установок на интеграцию, в ней доминируют ценности прагматической культуры. В дальнейшем мы будем рассматривать ее как группу «трудовых мигрантов».
Трудовые мигранты образуют собственные дискретные сети по образцу традиционных, предпочитают по возможности селиться среди своих соотечественников, в том числе и первых двух, реже – третьей групп, а также (по традиционному образцу) претендуют на их поддержку и на поддержку функционеров НКО в решении своих проблем, часто безуспешно. Не ориентированы на интеграцию в местное сообщество, хотя часто живут практически на постоянной основе. Или периодически выезжают в страну исхода, другие регионы России и возвращаются обратно.
В результате, по мнению ряда авторов, складывается по большей части теневая субкультура, обслуживания прагматичных потребностей мигрантов, составляющими которой, с одной стороны, является масса мигрантов (безотносительно к этнической и гражданской принадлежности) с уже сложившимися и преемственными от «волны» к «волне» шаблон6ами взаимодействия с поставщиками услуг и, с другой стороны, представители властей разного уровня, постоянно контактирующие с мигрантами, работодатели и держатели жилья. Данная теневая культура покупки – продажи ряда услуг (регистрация, жилье в частном секторе и т.д.) является основой формирования субкультуры, основания которой позволяют нам выделить из предыдущих четырех рассматриваемых групп этнических мигрантов группу «трудовых мигрантов».
Необходимо особо отметить, что первые четыре группы мигрантов, рассмотренных выше, часто дистанцируются от трудовых мигрантов, считая их виновниками негативного отношения местного населения к иноязычному этническому населению, формированию негативного образа «кавказской национальности».
Теперь хотелось представить отдельно тех мигрантов, которые переехали из Нагорно-Карабахской республики, из Арцаха.
Карабахская война оставила большой социально – политический след не только на Армению и вновь образованную Ногорно - Карабахскую Республику (НКР), но и на Россию. Последствием конфликта стали огромные потоки беженцев из Арцаха в Россию, ищущие защиты и крова.
В основном данная миграция была направлена на южную и центральную часть РФ, но при этом представители этой армянской группы присутствуют практически во всех субъектах страны. Это было одним из тех случаев, когда миграция несла в себе положительный характер , не только для переселяющихся, но и для принимающей стороны. Исторически так сложилось, что Россия всегда имела большое влияние на этот регион, как политическое, так и социально – культурное. Данный факт продолжается с тех времен, когда арцахарские мелики обратились к Петру I с просьбой о покровительстве. Огромный вклад оставила русская культура и русский язык в ментальности этих людей. Практически все жители НКР прекрасно владеют русским языком, осведомлены о русской литературе, что и отразилось на сознание карабахцев. Кроме этого, на этой территории всегда существовало огромное количество русских школ, а уровень образования местного населения было одним из самых высоких в СССР.
Наверное именно поэтому, многие карабахцы получали прекрасное образование в Российской империи и СССР. В общественном сознании этих людей издревле сложился культ образованного человека. Даже в семье основной целью ставится не достижение богатства и материальных благ, а учеба детей.
Убегая от войны, мигранты данной категории не сталкивались с культурным шоком. Они быстро интегрировались в новую социальную обстановку и практически сразу же могли себя реализовать. Живя долгое время с чуждым себе по культуре соседом, арцахцы научились быть толерантными, а отсутствие языкового и культурного барьера помогло им быстро найти свою нишу в общественной сфере.
Теперь к вопросу какое место занимали армяне в Российском обществе.
Места или сферы где традиционно заняты армяне: предпринимательство, торговля, услуги – автомобильные – «технические центры обслуживания» - мойки, мелкий ремонт, ремонт бытовых приборов, фармацевтика, аптечный бизнес, общепит и многие являются представителями творческих профессий – художники, музыканты, журналисты, врачи, юристы, ученые и т.д. Во многих южных областях армяне заняты в сельском хозяйстве, ведут торговлю продукцией сельского хозяйства.
Показателем уровня благосостояния являются стремление армян дать детям высшее образование по престижным и перспективным специальностям – экономика, менеджмент, государственное и муниципальное управление, юриспруденция.
Российско-Армянская диаспора достаточно организована, в случае необходимости можно воздействовать на ее представителей. Основная цель создания диаспоры – защита этнической идентичности, сохранение культуры посредством поддержки творческих коллективов.
Армянская диаспора имеет более чем достаточную структуру организаций, которая держится в основном на отдельных известных представителях, но армяне в целом имеют особенность группироваться при большом несчастии, по большим праздникам или вокруг общей цели касающихся «национальных вопросов».
Деятельность диаспоры ориентирована и на адаптацию и на сохранении национальной идентичности, но больше всего конечно упор делается на сохранение национальных ценностей.
Материальное положение армян в РФ - среднее и выше среднего в силу особенностей менталитета у армян большая мотивация к заработку и улучшению материального положения.
Нам представляется, что созрел вопрос о создании Армянского культурно-информационного центра в Москве, который представил бы армянам некий альтернативный религиозному способ консолидации и больше соответствовал бы рациональному и светскому характеру российской интеграции.
Российская армянская диаспора, несмотря на свою многочисленность, не обладает явным потенциалом лоббирования и защиты своих интересов. Несмотря на высокий экономический потенциал армян, «финансирование армянских общественных союзов и объединений осуществляется неорганизованно, нерегулярно, нерешительно, и качественно отличается от подобных механизмов финансирования армянской диаспоры США, Франции, Ирана аргентины и других стран». Как результат – консолидация армян приобретает корпоративный характер – каждый «играет» сам за себя, отстаивая свои права индивидуально, либо объединяясь для лоббирования профессиональных, корпоративных, групповых экономических интересов.
Предпринимаемые попытки объединить усилия членов диаспоры и направить их, в том числе, на решение более глобальных проблем через различные организации – например, Союз Армян России, АРА ДЭС и т.д. не дают никаких успехов – помимо организации культурных мероприятий, никаких действительно серьезных политических или экономических сдвигов по отношению к армянам в России и в отношении армяно-российских отношения достигнуто не было.
В случае с Россией, несмотря на то что многие эксперты оценивают экономический потенциал российской армянской диаспоры как высокий, т.е. экономическая состоятельность имеет место взаимосвязи с Арменией крайне ограничены, нет политического лобби, российский армянский капитал слабо представлен в РА. Все ограничивается индивидуальными пересылками денег.
Возможно, в этом играет роль отсутствие сильной организующей силы. Возможно играют роль исторически сложившиеся тесные экономико – политические взаимоотношения между Россией и Арменией – зачем лоббировать свои интересы, когда Россия и так наш лучший друг? Возможно, слишком разный социальный состав диаспоры, представляющий собой смесь выходцев из разных регионов бывшего СССР и которых трудно объединить какими-либо общими интересами или целями. Как бы то ни было, экономическое взаимодействие между российской армянской диаспорой и Арменией формируется под влиянием всех вышеперечисленных факторов, отметающих коллективное взаимодействие и поощряющих индивидуальное.
Поделиться

Интересное

Возврат к списку