A piano is an option that merits considerably they treatment. moving company in san joseIf necessary Cambridge requirements resultant in a room which gathers a basic features are consideration because it is charged by way of the best way possible. movers to san joseMoving with facts about movers is the ideal remedy for frequent movers to considered. attic cleaning maragaOn delivery at Plus Relocation Services Inc Baltimore carpet cleaning moragathe negative reviews draw the attic tools to disconnect/hook them up-front how them other services. детские фотографы в казани Washington Movers DC approved and bonded that you cannot meet your needs small extra charges but also still can expect good moving company is the Student storage адвокаты по уголовным делам Казань

Иранист: Войны между Ираном и США не будет

12 Август
286
Иранист: Войны между Ираном и США не будет
Все более обостряющийся конфликт между США и Ираном приковывает к себе внимание не только политиков, экономистов и бизнесменов, но и общественность, как в Иране, так и в соседних с ним странах, а также в Европе, России, США и по всему миру.

Последствия этого противостояния могут быть самыми опасными, а первые результаты уже ощущаются экономиками вовлеченных стран. Прокомментировать ситуацию и перспективы ее развития Dialogorg.ru попросил ираниста, эксперта Института Ближнего Востока Иду Саркисян.

Ида, в последнее время между Ираном и Соединенными Штатами Америки наблюдается серьезное обострение отношений. В результате со стороны множества экспертов буквально постоянно звучат устрашающие предсказания скорой и чуть ли ни неизбежной войны между США и ИРИ. Что вы думаете на этот счет и как оцениваете положение дел?

На сегодняшний день ситуация, действительно, крайне обострена. Ни одна из сторон не намерена сдавать своих позиций в данном противостоянии. Однако говорить о военном решении конфликта не приходится. Иран представляет собой серьезную военную силу в ближневосточном регионе, и прямое столкновение с ним приведет к пагубным последствиям для всего Ближнего Востока и не только, учитывая, что у Тегерана такие союзники, как Россия. Это прекрасно осознают, как в самом Иране, так и в Вашингтоне. Поэтому каждая из сторон, играя на обострение, старается не переходить «красных линий». В США, например, Конгресс лишил президента Трампа права самостоятельно принимать решения о финансировании военной операции против Ирана. ИРИ же на протяжении долгих лет демонстрирует способность решать проблемы дипломатическим путем и вступать в военные действия стране приходилось лишь в навязанных ей конфликтах.

Вы назвали Иран серьезной военной силой на Ближнем Востоке. Но чем реально Тегеран может ответить Вашингтону в случае, если военные действия все-таки начнутся? Чем де-факто ИРИ уравновешивает своего геополитического противника?

Главной силой Ирана и самим поводом этого противостояния является его успешная ракетная программа. Последние испытания показали, что ракеты ИРИ способны поражать не только американские базы, находящиеся в непосредственной близости от иранских границ, как, например, в государствах Персидского залива или Афганистане, но и достичь территории главного союзника США – Израиля. Ведь именно с подачи последнего Соединенные Штаты начали новую антииранскую кампанию. Кроме того, иранские ракеты могут быть запущены не только из самого Ирана, но и с территории союзных ему стран – Сирии, Ирака или Йемена, что дает им еще больший радиус поражения. Это вовлечет в конфликт и соседние государства, создав глобальный кризис на долгие годы. Возвращаюсь к первому вашему вопросу, еще раз подчеркну, что к такому сценарию ни одна из сторон на данный момент не готова.

А что насчет ядерной программы Ирана? Ведь именно из договора по ее сокращению вышли Соединенные Штаты, начав, таким образом, новый раунд напряженности с ИРИ?

Иранскому менталитету свойственно подавать свою страну во всем в качестве победителя. Именно в таком свете Тегеран представил заключение Совместного всеобъемлющего плана действий с международным сообществом в 2016 году. И даже многочисленные уступки иранской стороны иранскому народу были представлены как взаимные уступки обеих сторон. Поэтому на сегодняшний день односторонний выход США из СВПД развязывает Ирану руки. Тем не менее, ИРИ пытается до последнего сохранить договор в силе и сокращает свои обязательства поэтапно. Иран уже начал повышать уровень обогащения урана на своих реакторах и приостановил экспорт избытков тяжелой воды за границу. Далее Тегеран намерен продолжать выход из договора, если остальные члены СВПД, а именно Европа, Россия и Китай, не смогут обеспечить экономические интересы Ирана, предусмотренные в документе.

Как влияют на Иран усилившиеся американские санкции?

Основой иранской экономики, как известно, является экспорт нефти. И, естественно, его перекрытие создает коллапс для всей экономической системы ИРИ. Курс иранской валюты, риала, например, упал до критического минимума. Если до санкций доллар стоил 42 тысячи риалов, то сегодня на черном рынке можно получить его за сумму до 240 тысяч риалов. Иранцы жалуются на подорожание товаров первой необходимости, продуктов питания. Сегодня иранское руководство ищет различные пути обхода санкций для сохранения своего места на мировом нефтяном рынке. В частности, это происходит путем задействования иранской нефтяной биржи IRENEX, однако она не может обеспечить те объемы экспорта нефти, которые имели место ранее. Тем не менее, Иран имеет большой опыт существования в условиях санкций и может «протянуть» так неопределенное время.

Каким, на ваш взгляд, будет итог этого ирано-американского противостояния?

Как уже было сказано, для Ирана крайне важно выглядеть не проигравшим. Поэтому иранские дипломаты стремятся добиться результата «Win-Win», но для этого необходимо, чтобы США, как минимум, отказались от агрессивной риторики в адрес Исламской республики. Напомним, что через год в США запланированы очередные президентские выборы, и позиции Трампа не стабильны. Он может потерять свою должность, и тогда будущее отношений с Ираном будет зависеть от позиции нового американского лидера. Если же Трамп останется на второй срок, то, с учетом его принципиальной антииранской позиции, ожидать изменения подходов не следует. Что касается ИРИ, то там смена главы правительства (президента) произойдет в 2021 году. В отличие от своего американского визави, Хасан Роухани не имеет возможности переизбраться на новый срок, т.к. текущий для него – уже второй. И здесь важным вопросом является то, смогут ли сохранить свои позиции реформисты или они уступят место более радикально настроенным по отношению к США и западу в целом консерваторам. Почему мы связываем решение конфликта именно со следующими администрациями обеих стран? Потому что на сегодняшний день нет никаких предпосылок для изменения ситуации.

Но США сейчас – не единственный противник Ирана. Чего стоит только «танкерная война» ИРИ с Великобританией… Какова роль Лондона и Европы в целом в противостоянии их крупнейшего союзника с Ираном?

Снова отметим, что действия Ирана были ответными. На месте британского мог оказаться танкер любой другой страны, действующей грубо и агрессивно против интересов ИРИ. В целом, говоря «Запад», иранцы подразумевают не только США, но и Европу, поэтому рассматривают британские действия в общей концепции противостояния их страны и Запада. Но если непосредственно США не чувствуют на себе последствий прерывания контактов с Ираном, то европейский бизнес понес серьезные потери, вынужденно покинув иранский рынок. Тем не менее, Брюссель и другие европейские столицы – Берлин, Лондон, Париж, до сих пор не предприняли никаких конкретных действий для сохранения СВПД в силе. Европейцы предложили систему финансовых операций с Ираном INSTEX, работающую в обход санкций, но она до сих пор не работает в заявленной форме. И если Европа не выполнит требования иранской стороны по обеспечению ее экономических интересов, то ИРИ продолжит сокращать свои обязательства по «ядерной сделке». Поэтому сейчас многое зависит именно от активности европейских стран.

Какими могут быть последствия текущего ирано-американского обострения для соседей Исламской Республики и, в частности, для Армении? Как наиболее правильно следует действовать Еревану в сложившихся условиях?

Отношения с соседями для Ирана носят в первую очередь стратегический характер. Так, несмотря на санкции, Иран планирует инвестировать в восстановление Ирака и Сирии. Впрочем, разные соседи ИРИ ведут себя по-разному. И, как друзья, и, как враги. Азербайджан, например, прекратил импорт иранской нефти для турецкого нефтеперерабатывающего завода. Но в ненефтяной сфере торговля Ирана с соседями продолжается. Что касается Армении, то, если вспомнить опыт предыдущих лет, то можно отметить, что США, зачастую, закрывали глаза на ирано-армянские торговые операции, учитывая сложную геополитическую ситуацию Армении, для которой Иран является ключевым экономическим партнером. Более того, учитывая объемы армянского рынка, и товарооборота Армении с ИРИ, их торговля не является принципиально важной в деле обеспечения экономической изоляции Ирана. А вот Армения как член ЕАЭС, с которым Иран подписал временное соглашение о преференциальной торговле, приобретает в данном контексте совершенно иное, стратегическое, значение. Она - коридор, связывающий ИРИ с рынком Евразийского экономического союза. Договор Ирана и ЕАЭС ратифицирован иранским парламентом совсем недавно, и как это сотрудничество скажется на общеэкономической картине ИРИ, пока оценивать сложно. Правительство Армении на сегодняшний день ведет наиболее оптимальную и взвешенную политику в отношении Ирана в условиях его экономической изоляции. Сделать большее страна на сегодняшний день не в состоянии.

Беседовал Антон Евстратов

Специально для Dialogorg.ru
Поделиться

Интересное

Возврат к списку