Роберт Гевондян: Элиты стран ЮК: формирование, развитие и пути рекрутирования

Роберт Гевондян: Элиты стран ЮК: формирование, развитие и пути рекрутирования

Роберт Гевондян: Элиты стран ЮК: формирование, развитие и пути рекрутирования

В 90-ых годах, в некоторых государствах бывшего СССР представители советской номенклатуры “преобразовались” в демократических лидеров наций. Например, Л. Кучма в Украине, Э. Шеварднадзе в Грузии. Через некоторое время в Азербайджане вернул власть себе и один из видных бюрократов СССР Г. Алиев. Естественно, в этих странах сложившиеся традиции рекрутирования элит в основном сохранились.

Грузия

Например, в Грузии была традиция по квотам из разных отраслей собрать парламент. Эта традиция сохраняется и сейчас.

По данным 2015 года в парламенте большинство составляют юристы, инженеры, экономисты, врачи, историки и спортсмены. В правительстве также, как и в парламенте, многие должности занимают не политики, а представители из других областей. 

Западное образование считается важным компонентом принадлежности к элите в Грузии. В том же 2015 году парламент Грузии представляли выпускники учебных заведений западных стран числом 130 человек, при том, что выпускников МГИМО было всего 5-еро. 

Главная проблема в Грузии, также как и в Армении и Азербайджане, это то, что политическая и бизнес элиты сращены. Рекрутирование в политическую элиту не имеет институциональных основ. Не работают партийные механизмы продвижения по социально-политической лестнице.
Это в первую очередь связано с отсутствием демократических традиций и культуры в области формирования элит. 

У многих политических организаций действуют молодежные крылья, которые, однако, не организованы как учреждения для рекрутирования молодых деятелей. Они в основном активируются во время предвыборных процессов, а после выборов впадают в затяжную спячку.

Закрытость процесса рекрутирования также связана с высокой степенью межличностных привязанностей. То есть личные отношения ставятся выше профессиональных навыков.
Как и во всем регионе, так и здесь идеологическая база конструирования политического поля отсутсвует. Партийная идеология включает лишь общие патриотические концепции, которые заточены под разные теоретические понятия.   

Однако под воздействием постоянных реформ в основном в сфере образования грузинская элита все же постепенно пополняется представителями молодого поколения, которые приносят с собой новые идеологические подходы в политику и в частности в политическую элиту.

Азербайджан

В Азербайджане, с приходом к власти Г. Алиева, элита начала представлять из себя общность бывших бюрократов, олигархов и так называемых «представителей семьи».

Передача власти Г. Алиева И. Алиеву на первых порах создала опасения у правящей элиты, что, однако, привело больше к внутреннему сплочению для сохранения своего привилегированного положения в обществе, чем к разногласиям. Ильхаму Алиеву удалось не только сохранить формальные и неформальные связи внутри властной иерархии своего отца, но и сперва убрать из политической арены внутренних соперников, в виде олигархов со многолетними портфелями министров, а потом и создать собственную устойчивую жесткую иерархическую-клановую систему, во главе которого он пока чувствует себя уверенно. 

Власть централизована в институте президента, а вся остальная инфраструктура действует под этой властью. Созданная система поддерживает центрально ориентированную политику и отличается устойчивыми патрон-клиентскими отношениями. В элите есть много кадров, которые совершили свой карьерный рост в 80-х. А для молодежи покровительство по сути единственный способ рекрутирования в политическую элиту Азербайджана. Естественно, в первую очередь такую возможность получают представители семьи как самого президента Алиева, так и его ближайшей окружающей среды. Таким образом, процесс продвижения кадров закрытый, возможности кандидатов ограничены.
Эволюционное развитие в политической элите Азербайджана происходит очень медленно. Многие годы те же лица меняют друг друга на высших постах власти и не только там. Пробраться из общественного сектора в руководящие политические институты для молодого поколения очень трудно. Это, конечно же, приводит к экономическому и политическому застою в стране. Но сплоченность на взаимовыгодных основах военной, экономической и политической элиты дает возможность не опасаться в ближайшем будущем за свое положение в обществе не первым, не вторым, не тем более политической элите.

Армения

После распада СССР бывшая элита Армении, которая в основном представляла бюрократический аппарат, потеряла свои позиции. Основная тенденция формирования элит в Армении расходилась от советских традиций рекрутинга. 

Ряды первой “революционной” элиты, в которую входили в основном представители интеллигенции, пополнили ветераны войны и некоторые представители бизнес сектора, которые смогли разбогатеть, воспользовавшись возможностями времен накопления первичного капитала в период системного транзита.

Со временем политическая элита в Армении стала полузакрытой системой, допуск в которую получали по определенным качествам. В эти качества входили в первую очередь приверженность к ценностям правящих сил, возможность интеграции в патрон-клиентские сети, готовность предоставить собственные ресурсы для воспроизводства власти. И только после всего этого оценивались профессиональные навыки претендента. 

Элита в Армении не завершила переход от группового самосознания к взаимосогласованному идеологическому состоянию. Как до “бархатной революции”, так и после нее идеологическая основа не считается приоритетным для карьерного роста претендента в политике.

В контексте сказанного нужно также отметить, что, как и в Грузии, в Армении тоже партийная система не состоятельна в плане осуществления собственной функции рекрутирования кадров. В Армении также молодежные партийные организации не организованы как ячейки продвижения молодых кадров. Не удивительно, что после приобретения независимости до 2018-ого года средний показатель возраста политической элиты неуклонно рос.

Образовательный ценз тоже один из важных составляющих характеристик претендента в элиту Армении. Начиная с 90-х лет намечается тенденция, когда представители как политических, так и военного и бизнес элит, которые сами не имеют высокую степень образованности, очень щепетильно относятся к вопросу образования своих детей. В результате уже сегодня много молодых кадров с учеными степенями.

На сущность политической элиты в Армении влияет также диаспора. Не секрет, что в рядах властей всегда были представители состоятельных армян из диаспоры. Это обстоятельство обусловливает вектор развития в сторону фрагментированных экономических интересов, а также дифференцирует элиту по геополитическим соображениям. Рекрутирование претендента происходит, учитывая эти реалии тоже. Его собственные подходы по поводу геополитики могут закрыть ему путь в элиту.
После “бархатной революции” ситуация несколько изменилось. Пути социально-политической мобильности стали более открытыми, а сама элита начала побольше пополнятся молодыми кадрами. Это с одной стороны принесло неопытность и навредило устойчивому развитию, но с другой - стало свежей кровью в политически жизни, что было так необходимо Армении. 

В целом можно сказать, что в Армении тоже, как и в двух других государствах, пока еще нет структурного восприятия процесса формирования и взаимосоглосования элит, а процесс рекрутирования содержит много неопределенностей.

Возможные пути взаимоотношений между элитами Армении, Азербайджана и Грузии

“Бархатная революция” в Армении повлияла на степень взаимоотношений между политическими элитами стран региона. 

С одной стороны, предполагается, что установленные затянутые отношения или их отсутствие между элитами Армении и Азербайджана сильно не изменятся. Хотя в ближайшем будущем, в элитах обоих государств намечается рост количества молодых акторов процесса принятия решений, которые имеют определенный опыт взаимоотношений в основном в-третьих странах, но нерешенный Карабахский конфликт, по всей вероятности, будет предопределять качество этих взаимоотношений и в дальнейшем. С другой стороны, клановая система политической элиты в Азербайджане с опаской смотрит на последние внутриполитические процессы в Армении и не в их интересах наложение отношений во избежание вероятной цепной реакции революции.

Отношения между политическими элитами Грузии и Армении имеют потенциал углубления в сотрудническом русле. Те же взаимоотношения в-третьих странах могут играть ключевую роль для обоюдной помощи продвижения демократических ценностей, в частности – укоренения партийной системы рекрутирования элит. Как первичные рецепторы изменений в культуре и традиций, политические элиты Армении и Грузии могут помочь друг другу в осуществлении перехода к парламентской республике. Протекающее сотрудничество может иметь также региональное значение.
И наконец между политическими элитами Грузии и Азербайджана сложившейся взаимовыгодные отношения по региональным экономическим проектам будут развиваться. Хотя идеологические направленности не совпадают, но по определенным политическим направлениям также элиты этих стран будут действовать взаимосогласованно, в частности по отношению региональных программ геополитических игроков.

Роберт Гевондян - кандидат политических наук

Выступление на круглом столе «2018: Переломный год для Южного Кавказа?» (Ереван, 26-27 ноября 2018 г.), организованный Научным обществом кавказоведов и Организацией ДИАЛОГ.

Источник: Dialogorg.ru

Не пропустите видео

Горячие новости