Леонид Нерсисян: «Вероятна ли война в Нагорном Карабахе и ее возможные сценарии»

Леонид Нерсисян: «Вероятна ли война в Нагорном Карабахе и ее возможные сценарии»

Леонид Нерсисян: «Вероятна ли война в Нагорном Карабахе и ее возможные сценарии»

Армения, Республика Арцах и Азербайджан находятся в состоянии «холодной войны» с 1994 года, когда было подписано соглашение о бессрочном прекращении огня. С тех пор это соглашение неоднократно нарушалось, а в 2016 году возникли достаточно масштабные боевые действия, закрепившиеся под названием Апрельская война. Возникновение обострений на линии соприкосновения и агрессивная военная риторика со стороны Баку стали за последние годы обычным явлением. При этом вероятность возникновения полномасштабной войны, которая поставит под вопрос принадлежность Нагорного Карабаха, а возможно и существование государственности Армении или Азербайджана, сильно зависит от различных факторов. В первую очередь – это военный баланс между Армений, Республикой Арцах и Азербайджаном. Также важны экономический и демографический фактор, в несколько меньшей степени – фактор влияния внешних игроков (чаще всего он может активно влиять лишь в условиях нарушения военного баланса).

Если посмотреть на динамику закупок вооружения, можно отметить как количественное, так и качественное превосходство Азербайджана по большинству категорий вооружения – приобреталось в основном самое современное оружие, такое как танки Т-90С, реактивные системы залпового огня (РСЗО) «Смерч», боевые машины пехоты БМП-3, тяжёлые огнемётные системы ТОС-1А, израильские БПЛА всех классов и многое другое. Армения до 2016 года в основном полагалась на поставки с хранения ВС России и речь шла, как правило, о технике советского производства – достаточно серьёзно была усилена ПВО страны за счёт поставок не менее 5 дивизионов зенитных ракетных комплексов (ЗРК) С-300ПС/ПТ-1, приобреталась и бронетехника, такая как танки Т-72 и боевые машины пехоты БМП-2. 

Надо отметить, что ВС Армении сделали серьёзную ставку на развитие своих ракетных подразделений – ещё в середине 1990-х были получены 8 пусковых установок (ПУ) Р-17 «Эльбрус», позже было приобретено некоторое количество оперативно-тактических ракетных комплексов (ОТРК) «Точка». В 2016 году впервые были продемонстрированы действительно современные вооружения – ОТРК «Искандер», РСЗО «Смерч». Позже появилась информация о закупке противотанковых ракетных комплексов (ПТРК) «Корнет», а также переносных зенитных ракетных комплексов (ПЗРК) «Игла-С» и «Верба». Ожидаются поставки войсковых ЗРК малого радиуса действия «Тор-М2». 

Азербайджанская сторона также сделала акцент на развитие дальнобойного и высокоточного вооружения. За последние годы Азербайджан заполучил ОТРК «Точка-У» (максимальная дальность пуска до 70 км) и LORA (максимальная дальность пуска до 250−300 км), тяжелые РСЗО «Полонез» (максимальная дальность пуска до 200 км), «Смерч» (максимальная дальность пуска до 90 км) и T-300 Kasirga (максимальная дальность пуска не менее 100 км, возможно, есть ракеты с повышенной до 180 км дальностью полёта). В дополнение к этим системам, Азербайджан получил, либо получит крылатые ракеты SOM-1B, которые из-за своей низкой высоты полёта являются очень непростой целью для системы противовоздушной обороны (ПВО).

Учитывая большее количество тяжелых РСЗО в распоряжении у Баку и в целом тенденцию к наращиванию количества дальнобойного оружия, происходит серьёзное расшатывание устоявшегося баланса – мы приходим к тому, что та сторона, которая первой нанесёт неожиданный массированный ракетно-артиллерийский удар по ключевым военным объектам противника, получит очень серьёзное преимущество, ведь в мирное время большая часть военной техники находится на базах с известными координатами. Такие статичные цели становятся в современных условиях очень уязвимыми.
У армянской стороны не было и нет мотивов развязывать новую войну в Нагорном Карабахе, однако именно эти тенденции могут привести к тому, что у Еревана не будет иного выбора, как наносить превентивный удар по азербайджанским военным базам и аэродромам. 

В связи с этим армянской стороне необходимо пересмотреть свою доктрину, которая ранее всегда была сугубо оборонительной. Необходимо иметь чёткий план активных наступательных действий, иметь подготовленную для этого инфраструктуру, а также регулярно проводить учения и в этом ключе. Подобный подход требует от Еревана и соответствующего направления в закупках военной техники и вооружения. 

В целом вероятность такой полномасштабной войны не очень высока, в связи с непредсказуемостью её итогов и разрушительности для экономики и инфраструктуры обеих стран. Если такая война и начнётся, то основной задачей сторон будет её максимально быстрое завершение, что достижимо только за счёт успешного и быстрого наступления. При затягивании боевых действий более чем на две недели очень сильно повысится международное давление на стороны, а также уровень жертв и разрушений гражданской инфраструктуры. При затяжной войне (несколько месяцев и более) у армянской стороны появляются риски, связанные с поставками боеприпасов и топлива – многое будет зависеть от позиции Ирана и Грузии. В Азербайджане аналогичные проблемы могут возникнуть в связи с огромным количеством типов техники и боеприпасов разных стандартов. Риски, связанные с уничтожением нефтегазовой инфраструктуры и возникновения на этом фоне финансового и политического кризиса в Азербайджане, также выступают сдерживающим фактором. Сдерживает Азербайджан и тот факт, что проведение блицкрига на карабахском направлении практически невозможно, в связи с серьёзной оборонительной системой армянской стороны и отсутствием необходимого численного перевеса (один к трём). 

Кроме того, для того, чтобы иметь шансы победить в полномасштабной война, Азербайджан должен проводить наступление и наносить удары также по территории Республики Армения, а это чревато серьёзными рисками, связанными с вмешательством в войну России, согласно двухсторонним договорам и обязанностям в рамках ОДКБ. Достаточно непредсказуем и фактор Нахичевани, где сейчас располагается достаточно мощная группировка азербайджанских войск. Вовлечение этих войск и наступление армянских войск в этом направлении повышает риски вмешательства в конфликт Турции. Соответственно в обоих подобных сценариях повышается риск возникновения большой региональной войны.

Ограниченные боевые действия

Апрельская война 2016 года стала первым эпизодом достаточно масштабных боевых действий с момента завершения Карабахской войны. Она не принесла реальных результатов для Азербайджана, но сильно поменяла политический расклад и перспективы урегулирования конфликта. В будущем можно себе представить возникновение и других подобных обострений, с целью оказать давление на Армению и Арцах. Вероятность достигнуть серьёзных военных успехов в таких боевых действиях минимальна – речь будет идти максимум о нескольких квадратных километрах. Для Армении в случае такого сценария важно иметь подготовленный план действий и иметь возможность самим контролировать уровень эскалации, чего мы не видели в апреле 2016 года. К примеру, потеря позиций в Талише, могла быть компенсирована небольшим армянским наступлением на другом участке фронта, где такого наступления не ожидали (соответственно, это было бы проще, чем возвращать только что потерянные позиции, куда противник бросил все свои силы). Сдерживать Азербайджан от подобных сценариев должны грамотная внешняя политика и усиление возможностей ВС Армении (в том числе, дальнейшее укрепление оборонительных позиций). 

Выводы

Между Вооружёнными силами Армении и Азербайджана сохраняется военный баланс. Некоторые количественные (далеко не по всем типам вооружения) и качественные преимущества Азербайджана компенсируются необходимостью Баку проводить наступательную операцию против глубокоэшелонированной обороны. Это, в купе с уязвимостью многих ключевых объектов инфраструктуры Азербайджана, делает вероятность полномасштабной войны достаточно низкой.
Однако в Азербайджано-Карабахском конфликте появилась другая опасность – насыщение войск обеих стран высокоточным и дальнобойным оружием с низким подлётным временем. Это дестабилизирует ситуацию за счёт предоставления серьёзного преимущества стороне, неожиданно наносящей массированный ракетно-артиллерийский удар. Усиление ПВО государств не способно эффективно решать задачи противоракетной обороны в таких условиях (об этом говорит опыт других конфликтов). В связи с этим возникает необходимость разработки плана развития вооружённых сил и новой военной доктрины (с наступательным уклоном), дающей ответы на этот новый вызов. Кроме того, необходимо учитывать, что Азербайджан продолжит закупки вооружений в той или иной интенсивности (зависит от цен на нефть), причём Армения в любом случае будет иметь меньше финансовых ресурсов. С целью недопущения нарушения баланса сил в будущем, требуется разработка и реализации максимально эффективной политики в области закупок вооружения и развития военной промышленности.
Также необходима подготовка к новым сценариям ограниченных конфликтов, на подобие Апрельской войны. Армения должна проработать возможные ответные действия и в целом концепцию «управляемой эскалации», дабы масштаб боевых действий задавался армянской стороной. Ранее армянская сторона всегда подстраивалась под действия Баку. Для предотвращения таких эпизодов важна правильная внешнеполитическая работа с крупнейшими региональными и мировыми центрами силы. Ожидать подобные обострения стоит в случае возникновения конфликтов между этими центрами, как это было в апреле 2016, когда фоном был кризис в отношениях России и Турции.

Леонид Нерсисян - военный аналитик, шеф-редактор  журнала «Новый оборонный заказ. Стратегии», обозреватель ИА Регнум.

Выступление на круглом столе «2018: Переломный год для Южного Кавказа?» (Ереван, 26-27 ноября 2018 г.), организованный Научным обществом кавказоведов и Организацией ДИАЛОГ.

Источник: Dialogorg.ru

Не пропустите видео

Горячие новости